09.09.17

Персона

Алена Гривнина

Жизнь Алены Гривниной полна контрастов. Ей 16 лет, а ее девиз уже звучит так: «Работать – мечтать недостаточно». Она тонка и миловидна, но спешит выразить своим творчеством такие эмоции, как страх и сомнения.

Алена – студентка первого курса Московской академии хореографии. Несмотря на совсем юный возраст, она уже основательно подходит к любому делу и четко знает, чего хочет от жизни. Это отмечают многие. Например, балетный фотограф Ира Яковлева после совместной фотосессии с ученицей поделилась: «Алена прислала мне эскиз образа, в котором видит себя на нашей съемке. Она взяла на себя разработку макияжа совместно с визажистом Лолой Марзагановой, а на фотосессию заранее подготовила наиболее удачные позы».

О молодой балерине, ее зрелых мыслях и фотосессии со смыслом – в интервью La Personne.

Алена, есть ли у тебя хобби? Балет – одно из них? Или же нечто большее? Когда ты поняла, что танцевать – твое призвание и то самое дело, которому ты готова посвятить всю жизнь? Что сказали родители?

У меня много хобби, например, игра на музыкальных инструментах, фото или живопись, но балет я не могу отнести к простым увлечениям. Я поставила для себя цель стать балериной еще в раннем детстве, когда увидела по телевизору выступление Майи Плисецкой. Повернулась к родителям и сказала: «Я хочу танцевать, как она, и даже лучше!». Мои родители сами из балетного мира, в прошлом – ведущие солисты МАМТ им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. Моя мама, не желая своему ребенку тяжелого физического и эмоционального труда, отдала меня на фортепиано в надежде на то, что я передумаю насчет балета. Но этого не случилось, я по-прежнему горела желанием поступить в одно из престижных балетных училищ страны, и она смирилась.

Эстетическая сторона балета становится отдельным сегментом в fashion-индустрии. Постановочные балетные фотосъемки сегодня – очень распространенное и модное явление. Это твой первый опыт в роли балетной модели?

У меня были балетные фотосессии ранее, но не скажу, что я снимаюсь в профессиональной студии часто. Есть люди, которые посещают съемки практически раз в месяц. В конце концов их фотографии будут казаться одинаковыми, и на это станет скучно смотреть. Я фотографируюсь только тогда, когда у меня появляется оригинальная идея, которая зацепит публику. Я сама нахожу талантливого фотографа и продумываю образ. Например, идею для последней съемки я придумала сама, вдохновившись любимой музыкой.

Концепцию съемки ты создала сама. Расскажи, в чем она?

Основа образа – гуманизация последнего альбома группы Twenty One Pilots – Blurryface. Это история об универсальной эмоции, в которой сочетаются страх, сомнения и неуверенность. Если давать название нашему с Ирой творчеству, то только “my Blurryface”.

Оставим на время разговор о красивом и обратимся к более техническому вопросу. Каждый танцовщик хоть раз в жизни был травмирован. В своей практике ты получала травмы? И думаешь ли о травмоопасности балетного элемента, когда его выполняешь? Может быть, боишься высоких поддержек?

Был у меня один неприятный случай: за две недели до экзамена по классическому танцу я упала вниз по движущемуся эскалатору и травмировала оба колена. Помню, как лежала на полу и не могла встать. В тот момент мне стало действительно страшно, что я не смогу сдать экзамен. Страшно было и после, поэтому на следующий день, несмотря на отговоры педагога, я уже стояла у станка.

Что касается балетных элементов, я не особо боюсь их выполнять. Но иногда инстинкт самосохранения может предотвратить, например, подворот ноги.

К разговору о страхах. В самые волнительные моменты – во время экзамена, конкурса, выступления – что ты чувствуешь? Испытывала ли на себе такое чувство, как боязнь сцены? Как справляешься с волнением?

Хороший вопрос. Иногда очень волнительно выходить на сцену, особенно в сольной вариации. Перед спектаклем я стараюсь вжиться в роль до такой степени, чтобы я и мой персонаж стали одним целым. В этом случае концентрация на роли побеждает волнение.

А о волнении на экзаменах? Думаю, если комбинации составлены грамотно и красиво, ученики стараются протанцевать экзамен, вместо того чтобы бояться за сдачу или несдачу. Я благодарна своему педагогу, Елене Николаевне Ватуле, которая придумывает нам очень интересные экзамены.

Ученицы хореографических школ и академий с первых курсов мечтают о театре, в котором будут танцевать после выпуска. У тебя так же?

Я была бы рада попасть в любой престижный театр. На данном жизненном этапе мне нужно работать, работать и работать, ведь для достижения целей недостаточно только мечтать.

Многие живут по принципу «не сотвори себе кумира». Как ты считаешь, помогает ли артисту в профессиональном росте восхищение творчеством другого человека, перерастающее в подражание и полное следование чужим идеалам? Есть ли у тебя кумиры из танцоров и хореографов?

Я очень часто сталкиваюсь с людьми, которые пытаются копировать своего кумира абсолютно во всем. Никогда не понимала, ради чего это делается. Да, у меня есть любимые балерины, одна из них – Люсия Лакарра. Но мне не хочется становиться чьей-то, возможно, плохой копией. Есть вещи, которым можно поучиться у великих артистов, но манера и подача материала должны быть собственные, тогда нет риска даже при неудачах потерять свое лицо.

И напоследок. В чем ты видишь свое предназначение как будущей балерины?

Мое предназначение? Я просто хочу найти свое собственное место в балетном мире. В любом театре, в любой стране главное для меня – саморазвиваться, мыслить креативно и, конечно, несмотря ни на что, не бросать любимое дело. Мое отношение к балету как к будущей профессии, в целом, отражается в одной очень известной цитате: «Выбери себе работу по душе, и тебе не придется работать ни одного дня в своей жизни».

Автор Лизавета Лето

Фотограф Ира Яковлева