07.11.17

Персона

Анастасия Шевцова: «Меня вдохновляют бесшабашные фрики, которые идут против системы»

Выпускница Академии им. Вагановой слушает Баха и Дэвида Боуи, смотрит в театре спектакли Максима Диденко и Андрея Жолдака, в кино – фильмы Паоло Соррентино и только что вышедшее продолжение «Бегущего по лезвию». Недавно Анастасия Шевцова в одно мгновение ушла из Мариинского театра, чтобы после главной роли в фильме Анжелена Прельжокажа «Полина» посвятить себя киносъемкам во Франции и Швейцарии.

Хочется начать с самого животрепещущего вопроса: как ты решилась покинуть Мариинский театр?

Все началось с «Полины» – для меня это был настоящий подарок судьбы: с детства я мечтала стать актрисой. После фильма мне начали предлагать участие в разных медийных проектах – от видеоклипов до фэшн-съемок, а недавно – две главные роли в больших кинолентах. В театре репетиции и спектакли идут практически каждый день – их нельзя пропускать, поэтому настало время определяться. В балете я 12 лет, и мне очень интересно попробовать разные творческие сферы – от моды до музыки.

Что сказали родители, когда ты выбрала кино?

Они меня очень поддерживают во всех начинаниях, хотя в балет отдали вопреки моему желанию. Поступать в Вагановскую академию я пошла за компанию со своей младшей сестрой. Посмотрев фильм «Анна Павлова» с Галиной Беляевой, она каждый день надевала дома пачку, которую нам кто-то подарил, и говорила только о балете. Но взяли именно меня, потому что мне было уже десять лет, а ей еще восемь. Загорелась я своим делом лет в 14, съездив на летний интенсив в «Ковент Гарден»: там была очень дружелюбная обстановка, и я в первый раз увидела, какой большой мир танца – это стало для меня огромной мотивацией.

Твоя новая профессия киноактрисы началась с главной роли в фильме Анжелена Прельжокажа «Полина», на которую пробовалось почти 900 балерин. Тебе было страшно участвовать в конкурсе?

Все началось с того, что меня нашли в Facebook его дочери, а потом уже позвонил кастинг-директор. Я решила, что снимают документальный фильм о хореографе и нужно сделать станок. Когда приехала в Москву, то страшно перепугалась: там были даже прима-балерины Михайловского и Мариинского театров. Надо было выполнить три задания: экзерсис, небольшие номера с ассистентами Прельжокажа и драматические сцены на французском. Последний этап был очень сложный. Передо мной положили текст, который я не понимала. В академии мы учили произношение, термины, какие-то диалоги, но разговаривали мало. Позже, на съемках, Анжелен и его жена Валери еще просили импровизировать – пришлось быстро собраться и выучить язык.

Как тебе сообщили, что режиссер одобрил твою кандидатуру?

По почте. Мне пришло такое письмо: «Здравствуйте! Если у вас есть возможность сниматься, мы хотим предложить роль Полины». У меня был шок: не верилось, что буду работать с самим Прельжокажем, о котором за три года до этого писала реферат. Один из моих любимых спектаклей – его «Белоснежка». Там все прекрасно: музыка Малера, хореография, костюмы Жана-Поля Готье и, конечно, волшебный дуэт. Весь фильм связан с этой постановкой. Кстати, до съемок я мало танцевала модерн и просто счастлива, что Анжелен открыл мне этот стиль, хотя было невероятно сложно. Финальный десятиминутный номер мы разучивали полгода. Моему партнеру, Нильсу Шнайдеру, непрофессиональному танцовщику, пришлось труднее всех. Он большой молодец и выполнял сложнейшие элементы, поддержки практически с первого раза.

На съемках было страшно?

Иногда мне казалось, что я не могу справиться с эмоциональными сценами, тем более на французском. В какой-то момент стала одолевать навязчивая мысль, что мне скажут: «Ты плохо играешь – езжай домой». Но обстановка была комфортная, и меня очень поддерживали партнеры: и Жюльет Бинош, которая подкармливала во время съемок, и Алексей Гуськов, и невероятная Ксения Кутепова. В фильме есть сцена, когда Полина собирается уезжать из Москвы, а мама – эту роль исполняет Ксения – плачет, пытается остановить дочь и выкидывает вещи из чемодана. Было семь дублей, и каждый раз она играла сцену на невероятном надрыве – что-то абсолютно непостижимое.

Что ты чувствовала на премьере в Венеции?

Мне было очень сложно: я там практически в каждом кадре, а на себя со стороны смотреть совсем не просто, ты себе редко нравишься. Особенно голос, а фильм начинается с того, что я пою. Вот это было неожиданно и без всякого предупреждения. В конце съемок ко мне подошел Анжелен с диктофоном, попросил спеть, сказав, что, может быть, использует, и я от балды исполнила «Крылатые качели».

У тебя есть любимый фильм?

Я никогда не могу точно сказать, какой мой любимый композитор, фильм или дизайнер. Из последнего, что привело в восторг, – это продолжение фильма «Бегущий по лезвию». Там очень красивая визуальная часть. Мне кино настолько понравилось, что я даже сделала себе челку, как у главной героини. В театре вдохновляет Андрей Жолдак: его спектакль «Евгений Онегин» смотрела в Михайловском раз шесть или семь. Если говорить про балет, то это «Лебединое озеро»: в нем все идеально. В музыке больше всего на свете люблю классику: Вагнер, Чайковский, Лист, но возглавляет список все-таки Бах с его четкостью и полифонией.

Ты очень любишь драматический театр. Если говорить об исполнительском искусстве, что сложнее – такая форма или балет?

Самое сложное в драматическом театре, на мой взгляд, речь: нужно долго учиться, как разговаривать и с какой интонацией. В балете же выражают эмоции через движение, но достичь выразительности можно только тогда, когда у тебя идеальная техника. В противном случае ты думаешь о том, как не испортить тур. Но и там и там артист не имеет права на ошибку или шанса исправиться. Кино, с этой точки зрения, проще.

Можно сказать, что у тебя есть кумиры?

Нет, но есть личности, которые для меня имеют огромное значение. Это Сергей Полунин, рок-звезда балета; Диана Вишнева, которая достигла невероятных высот чистого искусства, несмотря на то, что не обладает, как она сама говорит, идеальной физикой; Дэвид Боуи, не подчинявшийся ни одним правилам. Все эти люди шли против течения и системы, а их достижения вдохновляют и дают настоящую энергию.

 

Интервью Ольга Угарова

Фотограф Ян Омельницкий