29.10.18

Персона

Дарья Ионова – Мариинский театр

В рубрике молодой талант мы представляем новую героиню – Дарью Ионову. Выпускница Академии им. А. Я. Вагановой начала свой первый сезон в Мариинском театре и уже успела станцевать в «Аполлоне» Джорджа Баланчина, одалисок в «Корсаре» и принять участие в «Пахите» Юрия Смекалова. Об учебе в Академии, новой работе в Мариинском театре и планах на будущее Дарья рассказала в интервью La Personne.

Когда вы поняли, что балет станет вашей профессией? 

Я не очень была знакома с миром балета, и, честно говоря, в детстве я не мечтала стать балериной. Да, безусловно, мне очень нравилось и хотелось танцевать, но когда в 7–10 лет спрашивали, кем я хочу быть, когда вырасту, я отвечала археологом или дизайнером (смеется).

Полное же осознание того, что я хочу связать свою жизнь с танцем, пришло в 15 лет, хотя мне все сулили, что я буду руководить  детским коллективом или заниматься сочинительством.

Расскажите как все начиналось?

Все началось с ансамбля «Мечта» в Доме творчества города Калининграда, куда отвела меня мама в 7 лет. Растяжки нужной не было, да и «бабочки» тоже. Из-за моей шеи, как у чайки, руководитель коллектива постоянно отправлял меня на озеро, посмотреть на лебединые шеи и покормить их, чтобы совсем не заскучать. Постепенно с возрастом у меня стало появляться желание изменить себя, которое переросло в азарт.

Начиная с 10 лет стали поступать предложения поехать в академию им. А. Я. Вагановой на просмотр, затем в 13 лет, потом уже в 15, когда я начала получать свои первые награды на всероссийских и международных конкурсах. Но как-то это все пропускалось мимо ушей, находились какие-то непонятные отговорки, что не получится, что данных не хватит, но мечта учиться в профессиональной школе, любовь к искусству балета и желание грамотно танцевать возрастали с каждым днём все сильнее.

Стоит сказать, что для родителей это было бы большим решением отправить ребёнка в другой город. Они оба работали, и старшего брата нужно было ставить на путь истинный. В итоге все оттягивалось, заминалось, но его величество случай сыграл свою роль. Я поступила в величайшую школу, пусть и не в 15 лет, когда меня не взяли, а в 18 лет. Хоть я почти об этом и не говорю лично, что не есть хорошо, но я безмерно благодарна семье и своей самой родной подруге, которая навела меня на этот путь, Ирине Александровне Ситниковой, у которой я просматривалась в классе, и, конечно, Николаю Максимовичу Цискаридзе, который рискнул, взял на обучение, скажем так, «кота в мешке» и дал мне шанс прикоснуться в полной мере к балету.

Каким было детство до балета? 

Беззаботное, как и у большинства детей, не знающих, что такое балет или спорт,  не задумывающихся, что такое работа в поте лица и куда тратить своё свободное время.

Как вас поменяла жизнь в Академии?  

Моя жизнь кардинально поменялась с поступлением в Академию. Раньше я и понятия не имела, что такое работать, а скорее даже пахать целый день, чтобы сделать себя. Академия воспитала во мне более сильное чувство ответственности к рабочему процессу, уважения к искусству, к труду людей, к тому, что помимо чистоты, правильности исполнения, что, безусловно, важно в балете, огромное значение имеет душа, внутренний порыв. Академия научила меня рисковать – вот самое важное. Не рискнёшь – не узнаешь. 

Какими качествами должен обладать человек, для того чтобы закончить Академию им. А. Я. Вагановой?  

Прежде всего, силой воли, упорством, отсутствием чёрной зависти, желанием учиться, впитывать и умением адекватно воспринимать критику и замечания педагогов. Ах да! Забыла, ещё и железными нервами, потому что выпускаются те, кто совладал с ними.

Самое ценное понятие, «подарок» от Академии, который вы пронесёте через всю жизнь?

За три года столько всего произошло, что не перечислишь, мало того, не забудешь. Мы каждую минуту там учимся, там сама атмосфера и стены учат. Самое главное – это педагоги, с которыми мне удалось поработать, которые меня выучили за три года: Людмила Валентиновна Ковалева, Лариса Георгиевна Постижева, Валерий Евгеньевич Сергеев и все педагоги, я им безмерно благодарна. Соприкоснувшись с ними, я, хоть и чуть-чуть, но переняла их опыт, а это бесценно. Наверное, это и есть самое ценное, что я пронесу через всю жизнь.

Одно из первых, что я запомнила, вынесла и записала на подкорку – это высказывание Теннисона: «Бороться и искать, найти и не сдаваться», с которого Николай Максимович Цискаридзе начал линейку 1 сентября в мой первый год учебы в Академии.

Второе, это выражение Людмилы Валентиновны Ковалевой: «Что стоишь? Пробуй, делай, пытайся!».

Честно говоря, на уроках классического танца это иногда добивало, раздражало… Но это, если узко мыслить, как я сейчас анализирую и вспоминаю. А на самом-то деле, это не секундные слова, а вечные! Напоминание, что без попыток ничего не будет, надо рваться, метаться, пробовать, ошибаться, добиваться, не сдаваться. А «спокойствие – душевная подлость», – как говорил Лев Николаевич Толстой.

Вы мечтали о Мариинском после выпуска? 

Конечно, мечтала! Но не верила, и даже боялась думать, чтобы пойти на просмотр. На выпускном курсе я перебирала в своей голове все возможные театры, куда бы отправить своё резюме и не получить отказ. Это было мучительно. Но каково было счастье, когда после государственного экзамена по классическому танцу мне поступило приглашение на работу от самого Юрия Валерьевича Фатеева! 

Были ли ещё предложения из театров? 

Да. Пермь, Казань.

Что стало решающим фактором в выборе театра? 

Мечта!

Как вам первые месяцы работы в Мариинском, что удивило, шокировало, порадовало? Расскажите о своих эмоциях, ведь это совсем другая жизнь. 

Все радовало, все шокировало, все удивляло  и одновременно все пугало: другая обстановка, другие люди, отношения, уроки классики, репетиции, распорядок дня – это действительно другая жизнь. Но в мире не без добрых и отзывчивых людей, готовых помочь освоиться. Это важно – почувствовать себя частью, быть принятым артистами, педагогами, руководством лучшей труппы мира! И буквально по истечении месяца я уже почувствовала себя как дома.

Вы много дебютируете сейчас, репетиционный процесс проходит быстрее, чем в школе. Как с этим справляетесь, вы уже разработали какую-то свою тактику в работе? 

Да, дебютов много. И наверное, самое сложное – это поток и количество информации, другая работа с педагогами, которая отличается от работы в Академии, где с тобой как с птенцом нянчатся. Первое время я не знала, за что схватиться, с чего начинать учить партии, но сейчас я уже выработала свою тактику. Первым делом разучиваю порядок, потом иду в видеотеку и просматриваю все возможные материалы, что и как сделали другие, это обогащает меня. С этой информацией уже легче находить и привносить свои краски. Слушаю музыку, прокручиваю в голове репетиции, думаю о том, как бы можно было еще сделать то или иное па.

Кто стал вашим педагогом в театре? 

Моим педагогом стала Маргарита Гаральдовна Куллик, прекрасная балерина, педагог, а главное, восхитительный человек! Очень томительно было ждать решения начальства, я места себе не находила от незнания, будет ли у меня педагог или нет.

Какие у вас ориентиры в творчестве, к чему вы стремитесь?  

Я стремлюсь и хочу стремиться к тому, чтобы мой танец шёл изнутри, не переставать учиться, не терять интерес к развитию и оставаться собой. Избегать излишней наигранности, быть искренней на сцене и дарить людям радость, эстетическое наслаждение своим творчеством. 

Вам свойственны сомнения?  

Да, и это, наверное, моя самая большая проблема на данный момент.

Что для вас танец на данном этапе жизни?

Сейчас для меня танец – это не только физическое совершенство, но и духовная красота, нечто большее, чем просто работа. Я не хочу говорить, что это смысл жизни, но это одна из неотъемлемых частей моей жизни, в которой я хочу реализоваться не только как профессиональный артист, но и как личность.

 

Фото — Дарья Ратушина 

Стиль — Нина Севастьянова

Mua — Людмила Шушпанова

Одежда — So Number One

Обувь — Sintezia 

Аксессуары – AmrcnVintage