19.11.17

Персона

Элизабет Платель

La Personne встретился с директором Балетной школы Парижской оперы Элизебает Платель в Париже на конкурсе Youth America Grand Prix. О трендах в технике конкурсантов, эволюции в балете и традициях школы Парижской оперы читайте в нашем интервью.

Что вы думаете об уровне участников в этом году?

Пока что мы не видели всех участников, а только доконкурсную группу и несколько мальчиков. Но мне кажется, что уровень не сильно изменился по сравнению с прошлым годом.

У меня только что был урок с девочками 15-16 лет. Что касается конкурсантов, которые занимаются профессионально или в частных школах, техника хороша, но иногда основы не так проработаны. В их движениях нет атаки, потому что они хотят ногу повыше поднять или сделать побольше пируэтов. И, если честно, такую же проблему я вижу и в своих студентах.

Это тренд последних лет?

Я начала это наблюдать недавно, да. Поэтому в своей работе я возвращаюсь к старым техникам. В этом смысле нам очень повезло, ведь мы – школа традиций, а еще у нас есть труппа, чей репертуар нам помогает. Мы готовим студентов по этому репертуару, таким образом сам репертуар эволюционирует, а за ним эволюционирует и балет.

У Youth America Grand Prix за плечами огромная история, но в чем вы видите основную миссию конкурса сейчас?

Обеспечить встречу студентов и преподавателей. Как директора мы, конечно же, ищем людей, которые могли бы присоединиться к нашим школам. Необязательно потому, что они лучшие, больше потому, что они подходят школе, а школа подходит им.

На конкурсе очень много талантливых участников, но самое главное – найти кого-то, кто будет счастлив с твоей школой. Очень часто студенты мечтают попасть в определенную школу, но не соответствуют ее типу. Из-за этого им становится неприятно учиться, и сама учеба будет не так эффективна. Именно поэтому жюри представлено директорами самых разных школ, чтобы определить, кто куда больше подходит.

Как бы вы определили критерии вашей школы?

Мы, конечно же, школа французского балета: с особым вниманием на ноги, виртуозность и чистоту движений. Итальянцы, например, предпочитают больше движений, больше огня. Русские больше спину и руки. Нельзя сказать, что что-то из этого лучше другого, но когда ты видишь вышедшего на сцену конкурсанта с невероятной чистотой движений, ты понимаешь – это французский стиль. Словно французская философия: чистая, логичная, но также и немного латинская, поэтому огонь мы тоже любим.

Элизабет Платель (фото Jacques Moatti)

Как этот конкурс может повлиять на будущее участников?

В первую очередь, это выход на сцену. Когда выходишь на настоящую сцену, ты автоматически делаешь большой прорыв, поднимаешься по профессиональной лестнице. С момента, когда ты сделал свою первую вариацию на сцене, ты начинаешь новый этап в своем развитии как артист.

К сожалению, иногда победители крупных международных конкурсов не добиваются той славы и мастерства, которых от них ожидаешь. Иногда они и вовсе исчезают со сцены. Почему, вы думаете, так происходит?

Это балетная жизнь. Балетные соревнования и сам балет – две абсолютно разные вещи. Конкурсы нужны, чтобы развиваться, а не побеждать. Я участвовала всего лишь в одном конкурсе в Варне. Для меня это была возможность поработать над шестью вариациями и представить их жюри. Я не ставила себе цель победить. Конечно, я получила медаль, но не золотую. А в конце концов стала этуалью.

Конкурс – это всего один день. Гораздо более важно, что ты делаешь до конкурса и после него. Неважно, победив на нем или нет. А еще многое зависит от преподавателя, он тоже должен хорошо понимать смысл конкурса.

Балетная школа Парижской оперы

Как бы вы описали уровень балета сегодня?

Когда я присоединилась к труппе в 1976 году, все говорили, что балет мертв. Сейчас 2017 год, и балет все еще жив. Это все еще что-то, что нравится людям. Во Франции в 80-х годах мы испытали сильный рост популярности современного танца, но классический балет никогда не терял свой статус. Что нам нужно сегодня – это сильные личности, как в поколении Нуреева. У нас много хороших артистов, но почти все они одинаковы, а должны быть разными. Даже в моей школе, где мы обучаем всех примерно одинаковым техникам, студенты должны выделяться, быть уникальными. Быть как все – это легко и безопасно, а вот быть уникальным – гораздо труднее и рискованнее.

Какая балетная школа, по вашему мнению, сегодня лучшая в мире?

Я бы сказала, что я очень счастлива, работая в Балетной школе Парижской оперы, это моя любимая школа, моя семья. И я никогда не покину эту школу.