30.04.19

Персона

Кимин Ким: «Русский балет был моей мечтой»

Приехав в Россию из Кореи, Кимин Ким стал за два года не только премьером Мариинского театра, но и суперзвездой. Публика встречает его неистовыми овациями и осыпает цветами, руководители Парижской оперы и ABT зовут его танцевать в качестве приглашенного солиста, а этим летом на фестивале «Белых ночей» пройдет его творческий вечер. Мы поговорили с Кимином о переезде из Сеула, музыке, настоящем и будущем. Специально для этого материала фотограф Алиса Тикстон сняла фотоисторию с Кимином в Петербурге.

 

О премьере Push Comes to Shove

На фестиваль балета «Мариинский» в этом году приехала хореограф Твайла Тарп, чтобы лично готовить перенос своего знаменитого балета на эту сцену. Мы работали по пять-шесть часов в день. В смысле рисунка танца было не очень тяжело: в Корее у нас был большой курс по модерну, поэтому я многое пробовал, и когда показывают что-то современное или джазовое, то мне очень любопытно. Твайла начала с того, что попросила показать, как именно я чувствую музыку, и в результате разрешила делать какие-то моменты по-своему. Наши репетиции начинались с того, что вместе разогревались, потом танцевали и импровизировали. Мы все время искали что-то свое, ведь просто копировать Михаила Барышникова, на которого изначально ставился этот балет, неправильно. После первого выступления я уже придумал много новых нюансов и думаю, что каждый выход будет всегда разным. 

 

О «Жизели» с Полиной Семионовой

Через два дня поле премьеры Push Comes to Shove на фестивале была запланирована «Жизель» с Полиной Семионовой. Репетиций было мало, потому что много времени уходило на подготовку с Твайлой, но когда появлялось даже небольшое окно, я бежал к Полине, несмотря на грим (смеется). С ней было очень легко работать: например, она часто спрашивала, как удобно делать поддержки именно мне, хотя я всегда думаю о том, как лучше балерине. В «Жизели» самое главное не техника, а эмоции и музыкальность – особенно в дуэте второго акта. Чтобы все было идеальным, надо работать не один год, как Галина Уланова и Константин Сергеев, который даже отказался выходить в партии Ромео, когда Уланова уехала в Москву. К сожалению, у нас с Полиной не было возможности пройти какие-то моменты, но все-таки мне кажется, что многое получилось, и я очень благодарен Полине за спектакль.

 

 

 

О балерине

Я считаю, что балет – это красота, а красота – это балерина. Мои педагоги Владимир Ким и Маргарита Куллик меня воспитали таким образом, что я всегда думаю в первую очередь о партнерше и с каждой хочу быть разным. У всех есть свой определенный темперамент, поэтому нельзя танцевать одинаково. Эмоции в теле очень важны и для твоего исполнения, и для тех, кто с тобой на сцене. Не знаю, видно ли это из зала, но я стараюсь. 

 

 

О Петербурге

Когда я приехал в Петербург, очень много гулял, хотя это был ноябрь. Мне было все равно, что на улице плохая погода, ведь это город для литературы, для искусства, для балета. Мама-композитор, побывав здесь, сказала: «Да! Теперь ясно, почему все русские хорошо танцуют!» В театре сначала было непросто: многие ко мне очень долго привыкали, но я старался сохранить хорошую энергетику вокруг себя, и через два-три года обстановка стала как в семье. В Мариинском театре работают очень хорошие ребята и все время помогают друг другу – такого нет в других труппах. Я вообще очень рад, что попал именно сюда: у меня в Петербурге началась просто новая жизнь. 

 

О переезде в Россию 

В Корее у меня были хорошие шансы. В 17 лет я уже станцевал в сложных балетах «Щелкунчике», «Баядерке» и «Дон Кихоте». Однажды к нам с гастролями приехал Мариинский театр. Мой педагог Владимир Ким сказал, чтобы я подготовил свои записи и шесть вариаций. Мы показали все это Юрию Фатееву (и.о. заведующего балетной труппой Мариинского театра — прим.ред.), который в результате и пригласил меня работать в труппу. Русский балет был моей мечтой. Честно говоря, о Петербурге я даже боялся думать и, услышав, что прошел просмотр, просто не поверил. Моим первым спектаклем на этой сцене стал «Корсар». За кулисами было очень много артистов — пришлось буквально пробираться сквозь толпу! Казалось, будто так и должно быть, но мне потом объяснили, что просто ребята хотели посмотреть, как я танцую. Слава богу, все прошло хорошо (смеется): первое выступление – очень важное событие. 

О любимых партиях

Если назвать пять спектаклей, от которых я получаю самое большое удовольствие, то это будут «Ромео и Джульетта», «Баядерка», «Легенда о любви», «Юноша и смерть» и «Шахерезада». Еще хочется добавить «Шурале». Ой, получилось не пять, а шесть (смеется). Конечно, Мариус Петипа — гений, но все-таки Юрий Григорович, Ролан Пети и Леонид Якобсон по-особенному близки мне. Что же касается музыки, то не стоит забывать, что я все-таки восточный человек (смеется), поэтому когда я слышу мотивы из «Легенды» или «Шурале», то во мне тоже начинают играть какие-то струны.

 

 

О музыке

Мне нравится симфоническая музыка, и я часто хожу в филармонию: слушаю Чайковского, Прокофьева, Моцарта, Брамса. Признаться, меня можно назвать фанатом Юрия Темирканова (Художественный руководитель и главный дирижер симфонического оркестра Санкт-Петербургской государственной филармонии — прим.ред.). А исполнение Пятой симфонии Чайковского оркестром под его руководством стало для меня самым большим музыкальным потрясением. Дома даже хранится автограф дирижера.

 

О настоящем и будущем

У меня что-то уже получается на сцене, но многое надо улучшить, повышая все время качество исполнения. Мне страшно потерять желание стремиться выше и выше, желание преодолевать себя и трудности. Я очень люблю работать — для меня это счастье, которым я обязан Владимиру Киму и Маргарите Куллик.

 

Интервью Ольга Угарова

Фото Алиса Тикстон

 

Читайте новости La Personne на нашем канале в Telegram

t.me/lapersonne