16.03.18

Context Pro – Студия Дианы Вишневой

Алексей Кононов: «Хочется говорить о сегодняшнем дне»

Мы рады сообщить, что запускаем специальный проект в партнерcтве со студией Дианы Вишневой Context Pro. Эксклюзивно у нас вы сможете прочитать полные версии public talks, которые регулярно проходят в студии.  В преддверии российских премьер балетов F63.9 и «Время женщины» мы публикуем public talk с автором постановок Алексеем Кононовым, на котором побывала Ольга Угарова.

Алексей Кононов: «Хочется говорить о сегодняшнем дне»

Спектакль F63.9 долго созревал, не потому что мне хотелось показать женщину с петлей на шее, а потому что мне хотелось понять ее сознание в этот момент. Для этого, конечно, понадобилось достаточно большое количество времени. Хотя сейчас я читаю Цветаеву, и мне кажется, что в поэме все написано, но чтобы понять все ее шифры потребовалось почти двенадцать лет, которые ушли и на сопереживания, и на сочувствования персонажу и Цветаевой в частности. Балет ставился очень долго – около года.

Мне хотелось сделать историю интимности, показать отношения двух людей, которые не могут сойти с места. В принципе у Цветаевой диалог Федры и Ипполита заключается в двух словах: она к нему приходит и просит «Слово. Одно лишь слово», а он отвечает «Гадина». Найти момент действия при отсутствии как такового действия для меня было непростой и серьезной задачей.

То, что бередит Федру Цветаевой на протяжении всей истории, остается тайной особенно притягательной. Поэтому она ее не рассказывает, она ее не озвучивает, она не говорит, не признается открыто ему в любви. Ее внутренняя боль, брожение и стали основой для моей хореографии. В поэме есть такой пассаж «Сил нет! Жил нет! Рук нет! Ног нет! Рот не вымолвит! Грудь лопнет!», отсюда в постановке и появились подгибающиеся ноги, болтающиеся руки, метафоры грехопадения и самосуда. В принципе, это одна из причин, которые привлекли меня именно в произведении Цветаевой: ее Федра сама все знает про себя, что и кто она. Я даже прошу балерину не прятать глаза — нужно освободиться и быть честной с собой и со зрителем.

 

Международный код F63.9 означает «любовь» в официальной классификации болезней Всемирной организации здравоохранения. Это название у меня возникло, когда я читал мемуары Цветаевой. В своей предсмертной записке к сыну она пишет: “Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я”. В немецком комитете по культуре, куда я пришел из Staatsballett Berlin за помощью в постановке, хотели что-то очень современное. Я уже начал ставить «Федру», поэтому и пришло в голову сделать такое название.

Премьера F63.9 в 2012 году проходила в депо, которое власти Берлина отдали под центр современного искусства. В нашем распоряжении было огромное пространство площадью в две с половиной тысячи квадратных метров – Шнитке там звучал потрясающе. Из декораций был большой паркетный пол, который в какой-то степени помог удерживать внимание зрителей на почти часовом дуэте. Здесь в Петербурге в таком реквизите нет необходимости, потому что вся Малая сцена БДТ заполнилась движением. Кстати, на мой взгляд, сегодняшний вариант стал более качественный.

 

Познакомились мы с Аллой Осипенко в Москве в середине 90-х годов. Я как раз ушел из Большого театра и только начал работать в театре Романа Виктюка. Он меня позвал на презентацию какой-то книги, в которой была задействована и Алла Евгеньевна. На банкете мы с ней ходили по залу и все время встречались глазами. Как только Виктюк нас представил друг другу, мы с ней сели вдвоем и проболтали до пяти утра. О чем не помню, но это было фантастическое энергетическое ощущение. После этого у нас началось очень бурное общение, и у меня сохранилось масса писем от нее. В 1999 году я осмелился сделать «Облака» с Аллой Евгеньевной. Я безумно благодарен ей за то, что она не стала рассказывать, как ей говорил Григорович, она не стала учить меня, как мне надо ставить. Вместо разговоров у нас постоянно были поиски чего-то интересного.

 

Российская премьера постановки приурочена к 85-летию Аллы Евгеньевны. Как бы ужасающе печально ни звучало, это балет о старости. Можно делать спектакли-воспоминания, но хочется говорить о сегодняшнем дне и почему в таком случае надо прятать эти темы? Мы стали ставить и репетировать этот спектакль в 2007 году, когда Алле Евгеньевне было 75 лет. Потом, к сожалению, силы подвели ее, и она заболела. Может быть, отчасти потому, что тема какая-то слишком честная. Но несмотря на ее отсутствие, она вдохновляла меня практически каждым своим словом и незримым присутствием. Балет посвящен Алле Осипенко и мужчинам, которые не могут быть женщинами.

 

Событие: Балет F63.9 (Премьера в России)

Где: Малая сцена БДТ им. Г.А. Товстоногова

Дата: 16.03, 17.03

 

Событие: Балет «Время женщины» (Премьера в России)

Где: Малая сцена БДТ им. Г.А. Товстоногова

Дата: 18.03

 

 

Автор Ольга Угарова