05.07.18

Персона

Марсело Гомес

Марсело Гомес – необыкновенно харизматичный танцовщик, дерзновенный в своем танце, смелый по жизни и очень открытый человек. Нам посчастливилось встретиться с Марсело в Москве, прогуляться по Петровке, сделать фотосессию у Большого театра и поговорить о многом: о профессии, Родине, партнерстве на сцене, футболе и будущем. Читайте развернутое интервью со звездой мирового балета Марсело Гомесом на La Personne.

Все ваши партнерши, Диана Вишнева в том числе, говорили о том, что вы гениальный партнер. Интересно, кто в вас это воспитал, откуда, вообще, это качество – не выставлять себя на первый план? Ведь показывать себя – это часть вашей профессии…

На этот вопрос очень долго можно отвечать… Думаю, это часть моей натуры – в первую очередь думать о других, а уже потом – о себе. Это то, что было во мне изначально. Никто меня этому сильно не учил. Это, скорее всего, идет из семьи, родительского дома – от мамы и папы. У меня есть брат и сестра, которые живут в Бразилии. Мы очень близки, мы всегда всем делились. Я очень рано стал пробовать танцевать в паре. Раз в год к нам в Бразилию приезжал Кубинский балет, и они давали классы. Я занимался с Лаурой, дочерью Алисии Алонсо. Эти занятия были для меня эмоционально сложны, потому что я был очень маленьким и совершенно не мог поднять балерину. И в то же время видел других танцовщиков, которые с легкостью это делали много раз. А я не мог и очень расстраивался. И безумно хотел научиться! Пока я рос, у меня была своеобразная физиология, диспропорция рук и тела – руки были длиннее. Это был достаточно сложный процесс физического формирования, прежде чем я стал тем танцовщиком, какой я сейчас.

Я уехал из Бразилии учиться во Флориду на три года, потом был год учебы в Париже. И в какой-то момент я почувствовал, что в дуэтном танце у меня есть некие преимущества перед другими танцовщиками. Потом я присоединился к труппе ABT – сначала как артист кордебалета, но уже скоро перешел в ранг ведущего танцовщика. Возможно, этому способствовали мои занятия с Лаурой в юности. Мне достаточно было просто наблюдать, чтобы почувствовать балерину, почувствовать то, что она ждет от партнера в свои 16-17 лет…

Первую сольную партию я получил, еще танцуя в кордебалете – па-де-де Баланчина на музыку Чайковского.

Для меня это был шанс показать свое умение и все свои навыки партнера – как я работаю с балериной, как я могу ее поднять. И у меня получились все эти сложные поддержки, словно все, чему меня учили, сошлось в одной точке, в одном моменте. И когда я вышел на сцену с партнершей, я почувствовал себя очень уверенно.

Возвращаясь к вопросу… Спустя много лет, станцевав со многими балеринами, я думаю, что очень важно, с одной стороны, быть деликатным, а с другой – контролировать ваш дуэт, и этот контроль должен быть обоюдным. Этого понимания лучше всего получилось достичь именно с Дианой. Потому что мы с ней направляем друг друга, и мы слышим друг друга. И поэтому рождается полное взаимопроникновение.

Мне кажется, главный секрет успешного партнерства в умении слушать и понять, что нужно ей, а что нет. Отношения на сцене между артистами – это как отношения людей в жизни – это не про то, что важно для тебя, но про то, что важно для вас обоих.

Еще один вопрос про Диану… Мы очень ценим ее здесь в России, это одна из наших самых любимых балерин.  В первую очередь именно за ее драматический талант. Она – одна из лучших драматических балерин.

Вы с ней станцевали в первый раз в 17 лет, это правда?

На самом деле, немного старше – мне было лет 20, может, чуть больше.

Но вы помните, как это было?

О, да!

Можете об этом рассказать – для нас это очень интересно.

Она должна была танцевать спектакль «Манон» с другим партнером. А он получил травму, и, я думаю, к этому времени Диана меня видела в других партиях, с другими партнершами. Она подошла к Кевину Маккензи и сказала: «Я хочу танцевать «Манон» с Марсело».

Я взял запись – тогда еще все было на видео-кассетах. И пересмотрел партию де Грие столько раз, сколько это было возможно. На следующий день у нас была встреча в студии, я хотел прийти раньше, но Диана уже была там.

Я быстро погрелся, и мы начали репетировать с первого акта. Это был момент волшебства – химия возникла практически мгновенно. Мы даже не поняли как – в этом было нечто сакральное, космическое… Это был один из самых необыкновенных моментов в моей жизни, и Диана чувствовала себя очень легко и свободно… Это было словно наркотик, и мы поняли, что хотим делать это снова и снова. Думаю, это был сюрприз для нас обоих. Мы практически не знали друг друга до этого, а па-де-де из «Манон» очень сложное – все эти прыжки, вариации. Но мы чувствовали настоящую близость. Это был очень счастливый день!

О Вашей родине – Бразилии. Вы часто там бываете? Очевидно, что вы – национальная звезда…

Спасибо. Да, в Бразилии живут мои родные: мама, папа, брат с сестрой, у сестры есть дочка, брат скоро станет отцом – так что я буду дважды дядя. Я очень люблю свою семью, и я, скажем так, семейно-ориентированный человек. Вместе с ними я чувствую себя более счастливым. Я также люблю свою страну и очень горжусь тем, что я бразилец. Бразильцы – очень трудолюбивый народ. Но, к сожалению, в нашей стране много политических и экономических трудностей, хотя она очень щедро одарена в плане природы, и у нас есть много того, что мы можем экспортировать, что мы можем дать другим странам.

К сожалению, я был вынужден покинуть свою родную страну в возрасте 13 лет, потому что на тот момент там не было компаний, где бы я мог танцевать, где бы я мог развиваться дальше как танцовщик. Но сейчас появились такие компании, появились очень хорошие труппы в Бразилии. К сожалению, в нашей стране такая проблема, в России, я думаю ее нет, – правительство практически не поддерживает искусство, из-за этого очень сложно артистам. Я, со своей стороны, стараюсь по возможности всегда поддерживать национальные труппы и всегда с удовольствием танцую на родине. Меня особенно поражает в Бразилии то, что танцовщики, имея скромные возможности, добиваются высоких результатов.

Банальный вопрос про футбол. У нас сейчас проходит Чемпионат мира. Вы любите футбол?

Я немного слежу за футболом, особенно, когда играет наша национальная сборная на Чемпионате мира. К сожалению, в прошлый раз они играли со сборной Германии не очень хорошо. Я тогда не смог досмотреть, просто сел на мотоцикл и уехал. Но сейчас я надеюсь, что они выступят гораздо лучше, у них новый тренер, и они хорошо подготовлены.

В такой стране, в которой все-таки больше развит футбол, а не балет, как удалось отстоять свою мечту, пойти дальше, и кто были ваши кумиры, ориентиры?

Это было очень тяжело, потому что, да, Бразилия – это, в первую очередь, страна футбола. Футболисты у нас – это настоящие звезды. Наверное, именно поэтому я и моя семья приняли решение, что нужно уехать – туда, где тебя смогут лучше обучить, где ты сможешь добиться большего успеха и признания.

Я полагаю, бразильские СМИ ничего обо мне не знали и не писали до того, как я стал премьером ABT. Я всегда думаю о Кармен Миранде, которой потребовалось уехать из страны, стать известной за пределами Бразилии для того, чтобы о ней узнали на родине. Но сейчас, во времена социальных сетей, Интернета, Инстаграма, Твиттера, у молодых танцовщиков больше шансов и возможностей. Сегодня в Бразилии все знают эти имена: Тьяго Суарес, Тьяго Бордин, Роберта Маркес, Густаво Карвальо, Дэнис Виэйра, Мурильо Габриэль, Моасир Маноэль, Марсия Жаклин, Джовани Фурлан, Ренан Сердейро и многие других. Но во времена моего становления, стать известным было гораздо труднее.

Что касается амбиций. Тогда, будучи маленьким мальчиком вы представляли себе, что станете премьером Американского театра балета?

Нет. Уверяю вас, вообще об этом не думал. Я просто очень любил танцевать. И всегда очень много работал. И даже сейчас. Например, я никогда ранее не танцевал «После дождя» (хор. Кристофера Уилдона – прим. ред.) и очень хотел его выучить. И вот, мы исполняем его на Гала в Большом театре вместе с Алессандрой Ферри. Просто когда я был моложе, я наслаждался, выходя на сцену и танцуя, никогда не думал – «Вот! Это сделает из тебя звезду!». Просто знал, что должен делать, и все случилось.

Осенью вы приезжаете на Kremlin Gala, где представите свою хореографию. Я так понимаю, что вы будете развивать свою карьеру еще и как хореограф.

C раннего возраста я придумывал какие-то движения. И когда к нам приходили гости, они там выпивали, праздновали, отец выводил меня в центр зала и говорил – «А сейчас Марсело исполнит танец.» Думаю, это все идет из детства. Это было очень забавно. Всю мебель отодвигали, создавали такой импровизированный танцпол (смеется).

И потом в ABT я стал что-то ставить на своих друзей. Потихоньку я начал ставить па-де-де, у меня были артисты для этого. Мне очень повезло, потому что мои друзья – лучшие танцовщики, и все, что на них не поставишь, будет выглядеть прекрасно в их исполнении. Например, я ставил для Роберто Болле и Джулии Кент, для премьеров Большого и Мариинского театров. Конечно, вначале было непросто, потому что планка очень высока. Если ты являешься премьером, то и хореографом ты должен быть соответствующим. Вы понимаете, о чем я. Поэтому для меня очень волнительно и приятно показать на Kremlin Gala свою хореографию. Один из номеров называется «Ami», по-французски это означает – друг, приятель. Он поставлен на музыку Шопена. Он рассказывает о двух мужчинах, которые могут быть братьями, друзьями, соперниками… Скорее это даже не история, а некая идея. Я никогда еще не исполнял номер в Москве, это будет премьера. И Томас Форстер, солист Американского театра балета, талантливый прекрасный танцовщик, очень пластичный. Я часто для него ставлю свои балеты. И я особенно рад, что мы вместе с ним исполним этот номер, поскольку он изначально создавался для него и Руби Пронка.

Судя по Инстаграм, у вас есть замечательная собака. Любите ли вы животных, и как артист балета может совмещать работу и домашних питомцев?

Да, конечно, это очень сложно. Но сейчас моя собачка уже совсем старенькая, ей 14 лет, она почти вся седая. И, конечно, к ним очень привыкаешь – они становятся членами семьи, как ребенок. Я взял ее, когда ей было 8 недель, и пока она была маленькая, много с ней путешествовал. Поначалу это было очень легко. Но сейчас, из-за возраста, ей тяжело переносить самолет, поэтому приходится оставлять ее дома. И, конечно, когда она видит чемодан, то начинает грустить. Она мне очень дорога, ее зовут Луа. Я часто брал ее с собой в театр, пока она была щенком. Когда она слышит звуки фортепиано, то уже знает, что должна сидеть у себя в сумке, а когда начинают звучать аплодисменты, она вылезает.

 

Блиц

Первый выход на сцену

В Бразилии. Мне было 6 лет, какой-то джазовый танец под музыку Мадонны.

Я никогда не пробовал…

Кататься на лыжах.

У меня всегда с собой эти три вещи

Два шарика для массажа спины, они всегда со мной. Записная книжка и ручка, когда придут какие-то идеи по поводу балета, я их сразу стараюсь записывать. Фотографии семьи и любимого человека.

Любимый город

Париж

Я горжусь…

Тем, кто я сегодня

Яркие моменты детства

Семейные обеды

Я читаю на данный момент…

«Зови меня своим именем»

В моей плейлисте…

Конечно, Бейонсе, бразильская певица Мариcа Монте, и огромный список классической музыки. Я слушаю много всего

Я не могу без…

Без смеха

Секрет успеха

У каждого свой секрет, я думаю. Но самое главное для меня – это быть гибким и постоянно расти одновременно и как артист, и как человек. И оставаться позитивным, потому что это привлекает еще больше позитива

Отношение к соцсетям

Хорошо, спасибо. (Смеется)

Казусы на сцене

Однажды я опоздал с выходом на сцену, а занавес уже подняли. Это самый страшный кошмар любого артиста 

Способность, которой хотелось бы обладать

Летать, конечно, неплохо. Но я хотел бы есть и не толстеть. Потому что я очень люблю поесть

Ваше состояние духа в настоящий момент

Я испытываю чувство благодарности. Я благодарен за то, что я живу, за то, что люблю и за то, что могу быть на сцене. Жизненный путь не всегда прям, он может увести нас в разных направлениях, но уже от нас зависит, что мы будем с этим делать. И сейчас я чувствую себя благословленным, потому что у меня есть возможность делать то, что я люблю

 

 

Интервью Алиса Асланова

Фото Карина Житкова

Продюсер Екатерина Борновицкая

 

 

Материал создан в партнерстве с Kremlin Gala, который состоится 7 октября 2018 года.