21.12.17

КультураПерсона

Леди и Разбойник

О главной женщине в жизни Рудольфа Нуреева. Марго Фонтейн...

Леди и Разбойник

Алмаз представляет высокую ценность априори. Просто потому что он алмаз. Рентабельных месторождений немного, добыча происходит в трудных условиях, камни крупного размера и соответствующих качественных характеристик являются на свет достаточно редко. А вот какая его ждет судьба? Это зависит от многих факторов, событий, стечения обстоятельств. Чтобы предстать перед нами во всем своем неповторимом блеске, камень должен попасть к искусному огранщику. Затем к хорошему ювелиру, который придумает для него подходящее обрамление. Важно все – какие камни мастер посадит рядом, из какого металла будет выполнена оправа, в чьи руки в итоге попадет готовый шедевр, чьи украсит пальцы… Запястья, шею или голову.

С Джорджем Баланчиным

Рудольф Нуреев, без сомнения, был одним из величайших алмазов в истории балета. У него даже фамилия говорящая – в тюркских языках слово nur означает «свет», «сияние». Там за Уралом раскинулись земли богатые на ценные породы.

Но кто знает, раскрылся бы талант Нуреева во всем своем ослепительном блеске, если бы в его жизни не было конкретных учителей, определенных событий, людей, мужчин, женщин. Одной великой женщины, чье имя теперь неразрывно связано с именем Рудольфа Нуреева. Иногда такое случается – в системе исторических координат пересекаются жизненные пути двух личностей и происходит что-то наподобие вселенского взрыва. Наша история как раз об этом.

Марго Фонтейн… Ее танец – это материя, находящаяся за гранью техники и артистизма. Великие балерины рождались до и после Марго, но так как она танцевала, больше не танцует никто – ни тогда, ни сейчас. Удивительная чистота движений, фантастическая скорость и четкость, чудеса баланса, тонкое чувство музыки, невероятная стабильность, чувственный магнетизм и улыбка… Всегда улыбка – на сцене и вне ее, независимо от того, что происходило в жизни, вокруг, в душе. Случайные кадры, выступления, репетиции, гастроли, вечеринки: Марго разогревается за кулисами перед спектаклем, спускается по трапу самолета, совершившего трансатлантический перелет, дает интервью после освобождения из панамской тюрьмы, где оказалась по обвинению в подготовке переворота…

С Ивом Сен-Лораном

Она не переставала улыбаться и всегда сохраняла самообладание, элегантную прическу и чувство собственного достоинства. В повседневной жизни дополняя все это костюмами от Christian Dior, которые лично для нее создавал маэстро Ив Сен-Лоран. Prima ballerina assoluta. Дама-Командор. Идеальная женщина. Национальное достояние Великобритании.

Имя Марго Фонтейн можно смело поставить в один ряд с Шекспиром и «Битлз» – для культуры Туманного Альбиона она сделала не меньше, заставив в свое время мир по обе стороны Атлантики заговорить о британском балете.

И жизнь, которую она прожила, была невероятно интересной – трагичной, яркой, насыщенной. Так странно, почему про судьбу Марго Фонтейн до сих пор не сняли ни одного качественного байопика, кроме проходного фильма BBC.

С Рудольфом Нуреевым судьба свела Марго Фонтейн в 1962 году. Первый совместный спектакль – «Жизель» Лондонского Королевского балета. Нурееву 23 года, он только что сбежал от советской коммунистической машины; он гений, дебошир, открытый гомосексуалист и при этом красив как принц из восточной сказки. Фонтейн его старше на 19 лет – балерина с мировым именем, завидным списком регалий и стальной внутренней дисциплиной, которая вскоре собирается покинуть сцену; муза Фредерика Аштона, супруга дипломата, светская дама. Английская Роза и сын Золотой Орды, Леди и Разбойник… Они сошлись, соединились, слились в танце в абсолютной гармонии. И время разделилось на «до» и «после». Их сценический дуэт просуществовал более 15 лет и стал одним из величайших в истории танца. Их дружба продолжалась всю жизнь – до самой смерти Марго в 1991 году. Маргарита и Арман – они топили друг друга в водовороте страсти и безысходности, Ромео и Джульетта – они познавали первые аккорды любви и умирали в один день. Это было одно дыхание на двоих, новые грани чувственности, совершенно иной язык тела.

В общей сложности карьера Фонтейн продолжалась 50 лет – полвека она выходила на сцену и на нее смотрели как на эталон. Так же на нее продолжают смотреть и сегодня. Для многих балерин – это идеал, к которому они стремятся на протяжении всей своей карьеры. Каково это – стать Марго Фонтейн… Хотя бы на один вечер. Об этом мы побеседовали с ведущей солисткой Большого Театра Кристиной Кретовой, которая недавно исполнила партию Марго в спектакле «Нуреев».

Кристина Кретова и Артем Овчаренко в балете «Нуреев»

 

Имя Марго Фонтейн. Что оно значит лично для вас?

Для меня имя Марго Фонтейн – имя великой балерины с очень-очень сложной судьбой.

У вас есть любимые партии в исполнение Фонтейн?

Не могу сказать, что очень много видела Марго Фонтейн. Но наверное, самый-самый ее образ – это Маргарита из балета «Маргарита и Арман» (прим. ред. балет «Маргарита и Арман» на музыку Ф. Листа был поставлен Фредериком Аштоном специально для Фонтейн и Нуреева в 1963 году).

Воплотить образ одной из величайших балерин в истории – это большая ответственность. Когда вы узнали, что будете танцевать партию Марго в спектакле «Нуреев», какие чувства вы испытали?

Чувства были неоднозначные. Изначально Юрий Посохов задумывал наше па-де-де как репетиционный момент, то есть как будто Рудольф и Марго репетируют сцену из балета «Маргарита и Арман». И там было взято несколько движений из их интерпретации спектакля. Но потом, когда в процессе я читала о Марго Фонтейн, я поняла, что должна раскрыть эту партию несколько иначе.

Всем же известно, что Марго была намного старше Нуреева, и он дал ей вторую жизнь на сцене. Там есть ряд таких движений, например, когда я беру Рудольфа за волосы и глядя ему прямо в глаза про себя проговариваю фразу – «Посмотри, я же уже должна уйти со сцены? Почему ты позволяешь мне это делать?» А он догонял ее, поворачивал и показывал рукой – «Посмотри, весь зрительный зал у наших ног». Для меня это были очень значимые места. Вообще, в этой хореографии много таких значимых мест. Например, когда она во время адажио просто тащит его за собой, он начинает приплясывать. Она же могла себе с ним позволить всякие шалости в дуэте. Но при этом она всегда оставалась аристократкой и держала нос по ветру.

Расскажите, пожалуйста, как вы готовились к роли.

Читала биографию Марго. Читала книгу «Танцовщик» про Рудольфа Нуреева. Увлекалась литературой.

Артист непременно вкладывает в роль что-то свое. Ваша Марго Фонтейн – какая она?

Моя Марго – женщина с нелегкой судьбой. Потому что она так и не смогла найти свою одну единственную любовь по жизни и из-за этого очень сильно страдала. И, пожалуй, всю свою любовь она отдавала со сцены зрителям. Весь груз ее переживаний, ее значимость я постаралась поместить в наш дуэт с Нуреевым. И сам Посохов просил сделать ее как можно менее легкомысленной и более весомой натурой, чтобы показать всю ее огромную значимость.

Если бы у вас была возможность задать Марго Фонтейн один вопрос, что бы вы спросили?

Я бы ничего не спрашивала у Марго. Я бы ей сказала спасибо за то, что она жила на сцене, за ее прекрасные образы, за ее сильный характер. И, наверное, просто бы ей поклонилась.

Марго Фонтейн

 

Интересные факты:

 Марго Фонтейн – это красивый сценический псевдоним. Настоящее имя великой балерины – Маргарет Хукем.

 В детстве точеная красавица Фонтейн была достаточно пухленьким ребенком.

 Среди всех остальных балерин Марго Фонтейн более всего восхищалась Анной Павловой и Галиной Улановой. По словам матери Марго, именно, после выступления Павловой в Лондоне, юная Маргарет захотела стать классической танцовщицей.

 В юную Марго Фонтейн был влюблен Ролан Пети и даже поставил специально для нее несколько балетов.

 Однажды, после вечеринки, куда они забрели абсолютно случайно, Марго и Руди попали в полицейский участок за подозрение в употреблении наркотиков.

 В последние годы жизни Марго Фонтейн была практически разорена, многие ее больничные счета втайне оплачивал Нуреев.

 Похоронена Дама-Командор Соединенного Королевства в Панаме в скромной могиле, которая находится в ногах могилы ее супруга Роберто де Ариаса. Это было личное пожелание Фонтейн. Ее имя на надгробной плите написано с ошибкой.

 

 

Автор Екатерина Борновицкая