14.05.18

Борис Мясников

ПЕРМСКИЕ БАЙКИ

Пермские байки нашего колумниста Бориса Мясникова о жизни в Пермском хореографическом училище.

Часть 1

 

Страшилка 96

«Не горячись, выдыхай и считай до десяти», – учила когда-то меня, вечного борца за справедливость, молодого максималиста с горячей кровью, классная руководительница Олеся Витальевна. И в очередной раз заочно спасла ситуацию, а конкретно – вмешалась в международный конфликт. Я чуть было не заставил подавиться нашего чопорного англичанина его швейцарским новым, за 12 тысяч франков зубом, которым он гордился и всюду про него упоминал. Но все-таки после краткого курса по элементарной математике в первый год обучения, на выдохе после последнего «10», запала ещё хватило на язвительное замечание, что неплохо бы зуб застраховать. Представляете, выкинул! После нашего очередного бессмысленного, но, как всегда, жаркого спора он сказал: «Тебе, мол, не понять! Тебе по жизни все легко давалось!».

Чтоооооо????!!!!!

Это англичанин, живущий в поместье на севере Великобритании, со своим ипподромом, с королевской балетной школой и с зубом за 12 тысяч франков говорит уроженцу русской глубинки после перестройки.

Которая, кстати, и заставила мою маму тащиться в областной центр на колхозный рынок. Там дешевле. Заодно нерадивого сынишку прихватить. А то в танцевальном кружке педагоги все мозги проели, мол у вашего отпрыска таланта немного больше среднего уровня дворового парнишки, может, до областного уровня дотянете. Поезжайте в Пермь. Там знаменитое на весь мир балетное училище.

Рынок в тот день был закрыт. Нет, погуглить заранее бы не получилось. Это ещё были те времена, когда 10 копеек под трамвай положишь, а после громкого проката, на выходе получается жетон в автомат, домой звонить. Экономия 40 копеек! Чем мы и воспользовались, чтобы сообщить, что сына приняли в стены легендарного образовательного учреждения.

Тогда я испытал первый стресс. Он растянулся на все лето и первое полугодие обучения. Это Людмила Павловна Сахарова меня так стрессанула. Она умеет. Спросите Надежду Павлову, Ольгу Ченчикову, ну и ещё у ни одного десятка мировых звёзд. Уверен, кто-то из них до сих пор заикается. На третьем туре просмотра, после того как педагоги проверили физические данные и десятилетние малыши прошли медицинскую комиссию, остаётся только утверждение художественного руководителя. Цитата, как сейчас помню, дословно: «Лизочка, ты обалдела? Меня с класса отрывать из-за такого! Зачем мне показывать этого урода? Черт коротконогий! (Это не мне! Это было рядом стоящему). Ты! (а это мне, памперсы тогда тоже не в обиходе были, а пригодились бы). Лиза, поработай с ним! Елизавета Фёдоровна в стремительном grande jete подлетает и начинает меня гнуть во все стороны, мои ноги драть и тому подобное. Это, наверное, был мой первый дуэт, только наоборот.

«Пусть попрыгает!» (Нуреев с Нижинским отдыхают в сторонке со своими прыжками – «кто в Европу, кто в окно», а я до хруста в коленях прыгал). «А теперь подойди сюда! Если ты осенью приедешь ко мне такой же толстый, я тебя выгоню! Помни, выгоню сразу! Мамаше его скажите – взят условно!».

С этих слов началась моя двадцатидвухлетняя диета.

Где-то это даже помогало. По большой нужде – по четвергам и субботам. Получалось, что только два раза в неделю надо было проходить испытания «Ночной интернат — 1996».

Темной-темной ночью, когда все и всё стихло, достаёшь из самой-самой глубокой заначки самый-самый ценный клад в интернате – сортирка (туалетная бумага для интеллигенции)! Крадёшься по длинному-длинному коридору к двери уборных. Тут очень важно услышать, кто в уборных в данный момент, и собираются ли туда старшики из дальних комнат. Они и есть главные злодеи. Они там курят. А это дело тянет на отчисление. Очень опасно. Лишний шум им не нужен, может навлечь ночного воспитателя. Поэтому малышня вроде меня – потенциальные проблемы. Кажется, выбран правильный момент. Мое крыло коридора уже стихло. А «злая сила» ещё не активна.

Все должны понимать, это государственное учреждения при Министерстве культуры в 1996 году. То есть из шести умывальников, работают со скрипом два. Из трёх туалетных кабинок, может быть, до вечера дожила одна. Лампочка тоже одна в умывальном отсеке. Свет до туалета не дотягивается. Дверь от кабинки одна. Ее надо найти у стены в темноте. И в обнимку с ней угадать какая кабинка сегодня рабочая. Тут проще. Запах!!! Дальняя кабинка никогда не работала. Там как раз и курительная. С прошлого посещения помнится, что в какой-то из средних оторвали шнурок от бочка со сливом. Остаётся один вариант – ближе к окну. Неплохой вариант. Лунный свет создаст неповторимую романтическую атмосферу!!! Вот только бы не вляпаться в эту «атмосферу».

И тут опять урок элементарной математики первого года обучения. В интернате проживают 50 мальчишек, а туалетная кабинка одна! К условиям задачи добавляется то, что система подачи воды и слива старше моей бабушки. Вопрос. Каков процент загрязнения площади помещения к вечеру, если сливная система не справилась даже с первым мальчишеским «вложением» в фаянсовые недра в начале дня?

Ответ знала баба Маша 80-ти лет. Как раз ей мы и собирали по 15 рублей с каждого. Потому как, кроме неё, никто не шёл на эту работу. Воспитатели говорили, что баба Маша немного ворчала, что даже немцы в войну так не издевались!

После удачной ночной вылазки возвращался в комнату, чтобы дружно поплакать. Первые года два в интернате все плачут дружно. Слышишь как кто-то тихо всхлипывает в подушку, ну и сам не можешь сдержаться. И так по цепочке. Очень скучали по дому…

…продолжение следует