05.03.18

Рецензии

Тридевятое царство, тридесятое государство от Максима Петрова

В феврале на новой сцене Мариинского театра после долгого перерыва показали балет молодого хореографа Максима Петрова «Русская увертюра».

Тридевятое царство, тридесятое государство от Максима Петрова

Традиционно балет шел в рамках вечера-посвещения Сергею Прокофьеву в одной компании с культовым сочинением Джорджа Баланчина «Блудный сын» и постановкой Антона Пимонова «Скрипичный концерт №2». Легенда гласит, а мы склонны ей верить (см. интервью La Personne с Максимом Петровым), что хореограф не сразу остановился на малоизвестной пьесе композитора, написанной им по возвращении в Россию в 1936 году. В основу жанровой композиции, которую трудно назвать балетной, положена русская народная музыка и мотивы, взятые из фольклора. Одни пассажи «увертюры» напоминают веселый пляс, другие – раздольные песни, а сдобрено все это бубенцами, трещотками, скрипичными переливами, острыми акцентами и радостными духовыми – чем не сказочное тридевятое царство, тридесятое государство?

Большой поклонник бессюжетного балета Максим Петров помещает своих персонажей в страну необыкновенного веселья, которое предваряет визуальный ряд от группы Bojemoi. Художники Анастасия Травкина и Сергей Жданов, знакомые онлайн-зрителям по паблику «Лев Толстой. Секрет успеха» и сайту «Батенька, да вы трансформер», создают занавес в духе счастливого советского авангарда не без хохломы и куполов. В этом волшебном облаке все должны двигаться не просто быстро, а очень быстро, не забывая про безупречные пируэты и жете. Пятнадцать героев моментально попадают под очарование пьесы Прокофьева. Кажется, будто они готовы бесконечно танцевать под эту красочную музыку – и пусть Максим Петров не дает им расслабиться ни на секунду, создав искусный и сложнейший текст, артисты с большим удовольствием исполняют каждое па. Всего тринадцать минут длится балет, но за это короткое время безудержные пляски приходят к своему красивому концу в духе «Свадебки» и «Весны священной»: торжество сменяется трагедией, зенит солнца – закатом, расцвет вселенной – апокалипсисом, а хрустальная игра разбивается о каменную реальность.

 

Текст: Ольга Угарова