28.11.18

Персона

Юлия Махалина. Пьеса с прологом

В Кремлевском дворце 27 ноября прошел вечер-посвящение Майе Плисецкой в рамках проекта Андриса Лиепы «Автографы и имиджи». В миниатюре «Умирающий Лебедь» и адажио из балета «Спартак» в хореографии Леонида Якобсона вышла Юлия Махалина. Журналу La Personne удалось встретиться с прима-балериной, из чего получилась пьеса в нескольких картинах с прологом – публикуем отрывки.

Юлия Махалина. Пьеса с прологом

Встретить таких людей, как Юлия Махалина, может посчастливиться не каждому, но нам повезло. Обычно про таких героинь мы читаем в пьесах Чехова, в стихах Блока, смотрим про них фильмы. Она будто сошла с дымчатого экрана под аккомпанемент тапера: Юлия Махалина в широкополой шляпе в роли Раневской, Юлия Махалина в белой пачке в роли Анны Павловой, Юлия Махалина в шелковом палантине в роли Веры Холодной, Юлия Махалина в роли себя самой – хрустальной, тонкой, с обнаженным сердцем и душой. 

Пролог

Юлия Махалина не раз принимала участие в концертах в честь Майи Михайловны Плисецкой, которая лично приглашала юную танцовщицу. На этих вечерах среди прочего балерина исполняла «Черное па-де-де», а на Гала в Кремлевском дворце она вышла дважды: в адажио «Прощание Фригии со Спартаком» и в миниатюре «Умирающий лебедь».

Для меня очень ценно, что Андрис выбрал именно меня для номера «Умирающий лебедь». Выдающееся исполнение Плисецкой уже считается совершенством, каким-то сверхмастерством, до которого трудно и страшно дотронуться. Ее образ — это неприкосновенная ценность, и я очень разволновалась сначала, но потом успокоила себя тем, что буду все делать так, как чувствую, выбирая свои акценты, не подражая и не копируя. Я просто танцевала в честь Майи Михайловны.

 

Картина «Петербург»

Юлия Махалина родилась и живет в Петербурге в шестом поколении.

Я всегда очень скучала по городу, уезжая на гастроли. Раньше поездки длились по четыре месяца, и когда самолет приземлялся в Пулково, сердце буквально выскакивало, а у Мариинского театра прямо дух перехватывало. Безусловно, путешествия очень влияли на нас, потому что мы успевали пропитываться атмосферой и культурой Лондона, Нью-Йорка, Парижа, но душа балета – в Петербурге, поэтому возвращения всегда были волшебными.

 

Картина «Педагоги Ольга Моисеева и Геннадий Селюцкий»

Творческий вечер в 2016 году Юлия Махалина посвятила своим педагогам Ольге Моисеевой и Геннадию Селюцкому.

Гениальных Ольгу Моисееву и Геннадия Селюцкого я называю своими родителями в балете. На репетициях мы занимались образом, техникой, конкретной задачей определенной роли или дуэта. Ольга Николаевна не разрешала пустого жеста. Она говорила: «Ты можешь мне ногами не сделать, но ты обязана показать сцену эмоционально. Если думаешь, что здесь в зале опустишь детали, а на сцене выполнишь как надо, то это ерунда». Я должна была проверять все до мельчайших нюансов с ней и выложиться полностью, тогда это была работа, хоть я бросалась на нее, как на амбразуру.

 

Картина «Баядерка. Легенда о любви. Встреча с Аллой Осипенко»

Первой победой Юлии Махалиной стала «Баядерка» — в партии Никии балерина вышла в 19 лет, получив за нее премию «Золотой софит». Вместе с Ольгой Моисеевой они разложили драматические акценты, а не бояться «Акта теней» и бесчисленных пируэтов помогла подготовка в Академии им. А.Я. Вагановой (тогда еще Ленинградское хореографическое училище). Вторую трагическую роль – Мехменэ Бану – Юлия готовила вместе с Юрием Григоровичем и Аллой Осипенко.   

Мне было чуть за двадцать, когда в Петербург приехал Юрий Григорович восстанавливать свою «Легенду о любви» – почувствовать руку великого мастера – бесценно. Со мной готовила партию Алла Евгеньевна Осипенко. Это был исторический момент: до наших репетиций она не была в театре 22 года, переступила его порог только ради этого спектакля. Она мне тогда сказала священные слова, которые я запомнила на всю жизнь: «Девочка, никогда, какие бы ни были обиды, остановки, недопонимания, даже очень горькие моменты – никогда не уходи из театра. Никогда! Это была моя ошибка. Ошибка всей моей жизни!»

 

Картина «Константин Сергеев»

На последних курсах и в начале карьеры Юлия Махалина очень много работала с Константином Сергеевым, который был художественным руководителем Ленинградского хореографического училища, преподавал классический танец и актерское мастерство.

Константин Михайлович Сергеев – мое спасение, мой кумир и талисман. Он меня заметил еще в школе: ему нравилось, что я хорошо играю на рояле (Смеется) – я занималась с 6 лет, играла на бис Листа и даже пыталась придавать собственный характер музыке. Признаться, то, что Константин Михайлович обратил внимание на мою персону, было очень ответственно и заставило работать в три раза больше. Мне кажется, если тебе дали талант, ты должен его отрабатывать, чего бы тебе это ни стоило.

 

 

Картина «Ученики»

Около 15 лет Юлия Махалина работает с артистами, а за то время, что балерина занималась с солисткой Михайловского театра Екатериной Борченко, последняя получила звание Заслуженной артистки России.

Педагогика — это очень большая наука, которой можно постепенно учиться, наблюдая за репетициями, которые проводят легенды Мариинского театра: Галина Кекешева, Ольга Моисеева, Елена Евтеева. Помню свои первые уроки: я была просто как ребенок. Сейчас немного легче, но страшно всегда, ведь это громадная ответственность! Подсказывая,  ты можешь ошибиться, неправильно настроить, а должен в десятку попадать. Здесь ошибки твоего ученика – это твои ошибки. Каждый раз, когда я смотрела на Катю в Михайловском театре из зала, думала: «Господи, хоть бы я была права», — и всегда так радовалась, что все правильно. В Академии балета им. А. Я. Вагановой все чуть-чуть по-другому: там мы вместе с иностранными студентами будто читаем букварь и проходим весь путь вместе.

 

Картина «Сцена Мариинского театра»

В конце 2016 года на сцене петербургского театра прошел бенефис Юлии Махалиной, в котором приняли участие Виктория Терешкина, Екатерина Борченко, Лилия Лищук, Игорь Колб, Данила Корсунцев, Евгений Иванченко.

Почему я сделала этот вечер? Мне захотелось поставить такой красивый восклицательный знак. Скоро историческое здание Мариинского театра закрывают на большой ремонт, и я в него уже вряд ли вернусь. Сложно представить, насколько я счастливая балерина. Мне Бог подарил возможность поцеловать эту сцену. Казалось будто, вся моя творческая история – слезы, стертые мозоли, досады – превратилась в воздушное облако, которое поднялось, как яркая комета. Хотелось, чтобы этот вечер стал легким и красивым для тех, кто выходил вместе со мной. Надеюсь, все так и случилось (улыбается). 

 

Интервью Ольга Угарова

Фото Алиса Асланова

 

Благодарим продюсерский центр Андриса Лиепы за помощь в создании материала.