16.06.18

Культура

Кайзер Карл

В сфере моды и балета несправедливость – должное. Эфемерность и несправедливость – это правила игры, и, чтобы оставаться в этой игре, машина всегда должна работать. Вы спросите, что общего между балериной и Карлом Лагерфельдом?.. Именно то, что написано выше. Мир моды и балета имеет одинаковые грани выживания, здесь успех недолговечен, каждый раз все начинаешь заново – от спектакля к спектаклю, от показа к показу. Нужно всегда держать руку на пульсе и «быть импровизацией».

Прима-балерина Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко Оксана Кардаш в образе Карла Лагерфельда, и текстовый эскиз о творчестве великого художника, основанный исключительно на впечатлениях автора.

Совсем не хочется превращать эту статью в биографическую справку, описательный портрет или банальный очерк о поп-иконе модной индустрии, человеке, о котором написаны книги, сняты фильмы. Думаю, сам Карл был бы разочарован этой идеей, ведь каждый день он преподносит миру нового себя, он играет с журналистами, он дергает за ниточки, он создает призрак себя. Поэтому импровизируем…


 
 

«Я каждый день играю роль. Даже перед самим собой»

 

 


Три дня назад на обложке американского ELLE разместилась фотография певицы Ники Минаж авторства Лагерфельда, и это я к тому, что Лагерфельд обладает уникальным чутьем момента, что выстрелит сегодня. Он всегда живет здесь и сейчас и никогда-никогда не останавливается.

Бесстрашие свойственно ему на протяжении всей карьеры, начиная с отчаянного решения покинуть Германию в 1952 году и поехать в Париж, не самое удачное время для приезда немца в послевоенную Францию. Затем был громкий уход от Пьера Бальмена со словами: «Я рожден не для того, чтобы быть ассистентом», и работа в Chloe и Fendi, с последним он, кстати, до сих пор сотрудничает. Ну и, конечно, судьбоносное решение – возглавить дом Chanel. После первого показа коллекции Лагерфельда в The New York Times вышла рецензия: «Дом Chanel только что бросил вызов другим дизайнерам, поставив под угрозу верховенство Yves Saint Laurent».


 

«Я стал модельером не для того, чтобы суетиться попусту и ласкать свое эго, создавая одну за другой нелепые, непригодные для ношения коллекции. Для меня самое главное, чтобы женщины носили мои платья и испытывали желание купить их»

 


До сих пор в этом марафоне именно Лагерфельду удается не только выдержать гонку, но и побеждать в ней. Модная индустрия безжалостна даже к таким титанам – неважно какое у тебя имя, каждые шесть месяцев ты должен доказывать свое право быть на Олимпе. Это ритм моды, где даже великие должны словно спортсмены быть в форме, в тенденции, в зените славы. Отсюда и фотосессии с Ники Минаж, коллаборации с H&M (именно Лагерфельд первым создал совместную коллекцию для демократичной марки), реклама автомобилей, создание дизайна для бутылок Coca-Cola и еще колоссальное количество всего, что успевает Карл.

 

 

 

«Нет ничего хуже, чем вспоминать «доброе старое время». На мой взгляд, это все равно что признать поражение. Причем непоправимо»

 
 
 

Лагерфельд – это дух времени, он превратил себя самого в лейбл, чего стоит его образ – черные очки, хвостик и высокий воротничок. Безупречность во всем, начиная от работы и заканчивая высказываниями – например, обменом шпильками Карл владеет в совершенстве.

 


 

«Я – живой лейбл. Моя фамилия LABELFELD, а не Lagerfeld»

 


Роскошь для него – это одиночество и чтение, он с придыханием говорит о своих книгах, к слову, у него свой издательский Дом, книжный магазин и библиотека в 300 тысяч томов. Сам себя Карл называет книжным маньяком. Он отрицает телефоны, изредка пользуется твиттером, и находится в изоляции от интернета, предпочитая показывать то, что считает нужным – работу, но не личную жизнь.


 
 

«Я всегда много читал, и сейчас тоже много читаю. Но я не люблю выставлять это напоказ, не люблю даже говорить об этом»

 
 

 

«Для таких как я одиночество – это победа!»

 

Своих швей он называет примами, понимая, что без прим театр будет пуст. Он славится своими эскизами, которые рисует исключительно фломастерами и с необыкновенной точностью, всегда обрамляя их в рамку – дань художнику Анри де Тулуз-Лотреку. Своей музой он называет кошку Шупетт, теперь уже не менее популярную, чем ее хозяин. У нее есть свой Instagram, именные коллекции, о ней вышла книга, она появилась на обложке Vogue и во все поездки с ней ездят две гувернантки.

Но кроме Шупетт сегодня у Карла, конечно, есть музы и в человеческом обличии: Кара Делевинь, Лили-Роуз Депп, Кендалл Дженнер, Кристен Стюарт. И после этого Карл говорит, что не занимается маркетингом. Это и не нужно, когда твои музы возглавляют верхушку топовых пользователей инстаграм. Он четко понимает, что сегодня эти девушки богини Олимпа, вместе с ними он создал самый дорогой в истории календарь Pirelli с платиновой печатью под названием «Современная мифология». Аня Рубик в образе Гермеса, а Фрея Бех – Апполона – вот вам доказательство его бесстрашия и готовности идти на риск.

 

 

Все рекламные кампании Chanel Карл снимает лично. Он фотографирует уже 31 год и называет себя больше рекламным фотографом. Так как для Карла конкуренции не существует, он снимает и для Fendi, и создал минималистскую рекламную кампанию Dior Homme осень-зима 2014/2015.

В его объектив часто попадает его ассистент и телохранитель Себастьян Жонду, неудивительно, что охранник Карла выглядит как модель, учитывая любовь Лагерфельда окружать себя красивыми людьми. Так Себастьян принял участие в показе Chanel и снялся в рекламной кампании бренда Karl Lagerfeld.

 


 

«Я столько раз играл. Думаю, невозможно найти людей, которые знают меня настоящего, и я хочу, чтобы так оставалось. Хочу быть призраком в жизни любимых людей»

 


 

Карл – это действительно призрак, он кажется ненастоящим, карикатурным и эфемерным – точно, как сам мир моды. Он и есть мода. И самое интересное еще впереди!

 

«Я всегда чувствовал, что создан для той жизни,какой живу сейчас, что мне предстоит стать легендой»

 

 

 

 

Автор проекта Алиса Асланова

Стиль Диана Клочко

MUAH Ника Костина

Look COS, Men’s Look, Massimo Dutti