19.04.19

Бэкстейдж

«ВАЦЛАВ НИЖИНСКИЙ. БОГ ТАНЦА» – Заметки

18 апреля в Государственном Кремлевском Дворце состоялся вечер балета, приуроченный к 130-летию со дня рождения великого артиста Вацлава Нижинского. La Personne рапортует о том, какая атмосфера царила за кулисами этого события.

«ВАЦЛАВ НИЖИНСКИЙ. БОГ ТАНЦА» – Заметки

 

«Я человек движения, для которого неподвижность является принуждением»

Вацлав Нижинский

Генеральный прогон вечера начался в два часа дня. Для красочной «Шехеразады» выставляли свет и повторяли основные мизансцены балета. На сцене частично задействованы бутафория и декорации. На репетиции «Жизели» настраивали экран, выступающий фоном действия. Андрис Лиепа курировал весь репетиционный процесс из зрительного зала, ориентировал артистов на пространстве сцены и давал рекомендации ее оформителям. Время пролетело как один миг, и вот уже сцену закрыли занавесом, идут последние настройки музыки и света, проверка видео-заставок, артисты освобождаются от репетиционной одежды, меняя ее на прекрасные костюмы и готовятся в кулисах уже в образах своих сегодняшних персонажей, когда-то исполненных Нижинским. Танцовщик, хореограф, художник, инноватор — Вацлав Нижинский любил мир и свободу так сильно, как ненавидел разрушение и войну. Десять лет творчества он отдал искусству танца, создавая шедевры, которые до сегодняшнего дня бережно хранит мир балета. Вечер «ВАЦЛАВ НИЖИНСКИЙ. БОГ ТАНЦА» посвящен как раз знаменитым партиям и постановкам Вацлава Нижинского, входящим в состав балетного наследия.

Программу вечера открывал балет «Видение розы». Исполнителями выступили Дарья Климентова и Вадим Мунтагиров. Дарья рассказала нам, откуда черпала вдохновение во время подготовки к роли и как решилась на выступление после завершения балетной карьеры: «Я вдохновлялась видео с YouTube, я просмотрела все возможные записи «Видения розы», которые только доступны в сети, познакомилась с разными составами. Сегодня второй раз, как я танцую эту партию в своей жизни. Хотя уже три года как я оставила труппу Английского национального балета, я не смогла отказать моему давнему партнеру Вадиму Мунтагирову в просьбе выступить с этим прекрасным балетом на такой замечательной сцене, настолько просторной, что чувствуешь, как сразу открывается второе дыхание».

Дарья Климентова

Сцена Кремлевского Дворца действительно очень большая, дуэты старались танцевать на авансцене, чтобы все элементы хореографии были видны зрителю. Особенно это относится к па-де-де из балета «Спящая красавица», насыщенному величественной статикой, большим количеством обводок и вращений. Исполнить «чистую классику» пригласили Элеонору Севенард и Дениса Родькина из Большого театра. Элеонора делится своим отношением к партии Авроры: «В спектакле «Спящая красавица» на моей родной сцене я Аврору не танцую, но па-де-де из балета часто хотят видеть на концертах, это мое третье выступление с этим отрывком. Пока я была ученицей Академии, мечтала станцевать Аврору, потому что мне очень нравилась музыка адажио».

Элеонора Севенард и Денис Родькин

Патрик де Бана  – автор хореографии и исполнитель следующего номера программы — «Разговор с фавном» на музыку Клода Дебюсси. Этот номер – посвящение Вацлаву Нижинскому. Партнерша Патрика – Илзе Лиепа, наделенная невероятной природной грацией. Фавна Патрик танцевал в черном смокинге на голое тело, Илзе в длинном платье-тунике напоминала своим образом греческих богинь. Хореография основана на мотивах, созданных Вацлавом Нижинским, и, конечно, были отсылки к знаменитым позам рук с опущенными к полу ладонями и движения по прямой траектории, когда артист постоянно находится в профиль к зрительному залу. Эти приемы позволяли Нижинскому создать эффект сошедших с античных амфор изображений древних греков и организовать на сцене двухмерное пространство.

Патрик де Бана
Илзе Лиепа

Перед Вацлавом Нижинским, исполнявшим Петрушку в 1911 году, Михаил Фокин ставил непростую задачу – изобразить трагедию души в бестелесной кукле, безответно влюбленной в прекрасную Балерину. «Несчастный, забитый, запуганный Петрушка весь съежился, ушел в себя. Взято ли это из жизни? Конечно, да. Взято из жизни для самой нежизненной кукольной пантомимы. Кукольные движения на психологической основе!», – так описывал этот образ Михаил Фокин. Сегодня в Кремлевском дворце мы видели Петрушку Павла Окунева, артиста Театра имени Н. Сац. Артистизм, живая пластика танцовщика и способность видеть мир глазами Петрушки позволили Павлу создать тот самый образ тряпичной куклы очень реалистично. Зритель тоже проникся к этой миниатюре и два раза вызывал Павла на поклон.

Павел Окунев

Мария Ильюшкина и Джулиан Маккей первый раз выступают вместе с фрагментом из балета «Жизель». Для Джулиана партия графа Альберта давно знакома, в его репертуаре она уже больше двух лет. А Мария танцевала Жизель лишь несколько раз. В Москве в Кремлевском Дворце она уже танцевала на выпускных концертах Академии им. А. Я. Вагановой, тем не менее волнение все равно присутствует. Когда мы застали ее за макияжем для вечернего образа, Мария подробно рассказала нам, как готовила свою роль: «История Жизели в балете – история вечная, философская. В нее заложена глубокая психология, поэтому нельзя было выходить на сцену, не изучив материалы о ней. Много замечательных балерин, которые исполняли и исполняют партию Жизели. Я смотрела записи с Галиной Улановой 1956 года, Ириной Колпаковой, Галиной Мезенцевой, Юлией Махалиной. Из современных балерин – с Олесей Новиковой и Полиной Семионовой. Я обращала внимание на позы, выражение лица, чтобы понять, в каком ключе работать и искать себя. Буду стараться сегодня показать максимум своей работы». Жизель Марии получилась эфемерной, тончайшей, этот образ подходит ей буквально на сто процентов.

Мария Ильюшкина и Джулиан Маккей

Голубая дымка легкости и лирики, оставленная артистами после «Жизели», стремительно разрушается с появлением гипнотического ритма Игоря Стравинского. Перед нами «Весна священная», шедевр Вацлава Нижинского как постановщика. В сегодняшней редакции Миллисент Ходсон на сцене прима-балерина Мариинского театра Юлия Махалина и солистка балета Мариинского театра Александра Иосифиди. Сестра Вацлава Бронислава Нижинская так отзывалась о балете: «Девушка танцует в исступлении, ее резкие, стихийные, сильные движения как бы вступают в борьбу с небесами, она как бы ведет с небесами диалог, заклинает их унять злобу, которой они угрожают земле и им всем, живущим на ней». Юлия и Александра исполнили ритуальный танец в луче софита, передавая своими движениями стихию и первобытность на пределе человеческих сил. Завернутые ноги, резкие взмахи рук-плетей, втаптывающие низкие прыжки, две отделившиеся от племени девушки исполняют свой последний танец, чтобы пробудить весну.

Александра Иосифиди

Разряжает обстановку последний номер первого отделения – па-де-де из балета «Талисман» в хореографии Мариуса Петипа. «Технически оно не слишком сложное, но требует хорошей выносливости, так как сразу после вариации идет кода. Первый раз это па-де-де я танцевала год назад на Benois de la Danse», – говорит Татьяна Мельник, исполнительница Нирити. Татьяна – миниатюрная, гибкая и воздушная, смотрелась контрастно на фоне своего сегодняшнего партнера по сцене Бруклина Мака. Сильный и ловкий, настоящий ураган, ворвавшийся на сцену Кремлевского Дворца в образе Вайю, бога ветра.

Татьяна Мельник

Бруклин рассказал нам о партнерстве с Татьяной и о том, какие препятствия он преодолел, чтобы станцевать в Москве в этот вечер: «Талисман» очень красивый балет. Это па-де-де длинное, и в этом его сложность. Мы с Татьяной Мельник танцевали его в прошлом году в Большом театре. Татьяна совершенно замечательная, и мы очень быстро сработались. Полет до Москвы оказался очень сложным. Основная проблема была в том, что в моем паспорте с действующей визой закончились страницы для штампов, и мне сказали, что можно оформить новый паспорт и предъявлять на границе оба – с визой, и с пустыми страницами. Но на пересадке в Китае до Москвы выяснилось, что эта система не работает, и меня отказались выпускать. Я перепробовал все, что можно, но ничего не помогало. Я уже потерял надежду сюда добраться, когда Андрис нашел способ решить эту проблему. Беда не приходит одна: сегодня во время разогрева я подцепил занозу в ногу, но с помощью врача мы быстро разобрались с ней. Вообще я заметил, что в последние три дня меня преследует неудача. Но я успокаиваю себя тем, что за черной полосой всегда идет белая, и мне обязательно в дальнейшем будет везти».

Татьяна Мельник и Бруклин Мак

Все второе отделение было посвящено балету Михаила Фокина «Шехеразада». Театр оперы и балета «Астана Опера» приехал в Москву полным составом. Анастасия Заклинская исполняла партию Зобеиды: «В Москве я впервые. Балет «Шехеразада» мы репетировали с Андрисом Лиепой, как раз он дал основную базу движений и эмоций». Роль Зобеиды в свое время танцевала мама Анастасии, народная артистка РФ Алтынай Асылмуратова.

Буйство красок костюмов и декораций, харизматичность исполнителей, восточная страсть, выраженная в хореографии Фокина, завершили вечер памяти Вацлава Нижинского на яркой ноте, никак не поставив точку, ведь партии и спектакли Нижинского обогнали свое время на долгие годы, и еще не одно поколение танцовщиков и зрителей будет вспоминать их.

Текст Елизавета Емелькина

Фото Софи Насырова