15.01.18

Культура

«Роковые женщины в балете…» — часть 1

Прежде чем мы перейдем к детальному раскрытию материала, стоит пояснить читателю, что именно в себе несет понятие «роковой женщины». На мой взгляд, суть не в том, сколько сердец и семей она разбила, в скольких постелях сильных мира сего она побывала, но в той роли, которую она сыграла в судьбах людей, стран, империй… Эта история про великих балерин и танцовщиц, повлиявших на ход истории, на развитие искусств, про женщин, добивающихся своих целей и несущих в себе нерв эпохи.    

«Роковые женщины в балете…» — часть 1

Отблески заходящего солнца обнимают склоны Мукавира… Поздний август дышит пылью и выжженной травой, где-то вдалеке сливаются в одну линию границы Мертвого моря и такого же мертвого неба. Музыка заполняет интерьеры дворца, утонувшего в агонии пира; виноградные грозди, свисающие с золотых и серебряных блюд, роскошь тканей, блеск украшений, чаши с вином – картинка в лучших традициях восточных провинций Римской империи. И ее длинные тонкие руки, переплетающиеся над головой, рождающие причудливые образы, стройные крепкие ноги, рисующие на полу неведомый узор, гибкое юное тело, едва прикрытое чем-то настолько прозрачным, что язык не поворачивается назвать это тканью… И медно-рыжие волосы, выбившиеся из прически, в обрамлении последних лучей солнца. Вы еще удивляетесь, почему Ирод Антипа, словно завороженный произнес: «Проси у меня чего хочешь, и дам тебе… Даже до половины моего царства». Но она попросила голову Иоанна Предтечи.

И вот уже более двух тысячелетий, образ иудейской царевны, дочери Иродиады, вскользь упомянутой в Новом Завете, является символом роковой женщины в искусстве и в жизни. А Танец Саломеи давно стал аллегорией безграничной фатальной женской привлекательности, ломающей человеческие жизни.

В красиво исполненном женском танце и правда есть что-то сакральное, необъяснимое – то, что действует на мужчин абсолютно гипнотическим образом. Хореографический рисунок несет в себе некую первобытную силу – как таинственное сплетение языков пламени или мелодичная игра волн. Искусством танца в совершенстве владели наложницы в султанский гаремах, хореографические дисциплины были обязательной составляющей воспитания юных аристократок. Всепоглощающую силу пластики трудно переоценить. Поэтому не удивительно, что среди танцовщиц (а особенно балерин, так как балет является высшей степенью развития хореографического искусства) всегда были /и есть/ роковые красавицы – женщины, оставившие заметный след в истории, культуре и в мужских сердцах.

 

 

Авдотья Истомина (1799-1848)

Нимфа заката русского романтизма

Муза Пушкина, подруга Грибоедова, украшение богемных салонов начала XIX века, легендарная танцовщица Санкт-Петербургского балета… Она обладала виртуозной техникой, глубоким драматизмом, чувственной энергетикой и, по воспоминаниям современников, была чудо как хороша собой! Стройная, грациозная, с сильными ногами – на сцене она была легкой и быстрой. А в жизни – веселой, кокетливой и авантюрной; черноволосой и с такими же черными горящими глазами, похожими на звезды в полуночном южном небе. За это, видимо, Александр Сергеевич Пушкин и прозвал ее Черкешенкой, дав рождение легенде о восточном происхождении Дуни. Истомина блистала в балетах Шарля Луи Дидло – «Зефир и Флора», «Калиф Багдадский», «Ацис и Галатея», «Кавказский пленник»… Специально для Истоминой Александр Шаховской писал роли в своих водевилях. И, наконец, ее образ увековечен в главном памятнике российской литературы – в «Евгении Онегине».

Интересен тот факт, что Авдотья Истомина, никогда не была официальной содержанкой и выбирала себе возлюбленных, руководствуясь исключительно доводами сердца. Ее печальной роковой любовью стал штаб-ротмистр Василий Шереметьев – молодой обедневший дворянин, он был не в меру ревнив, взбалмошен и жесток. Тем не менее их отношения с прославленной балериной продлились около двух лет. А потом невинный флирт с графом Завадовским привел к трагическим, мистически-фатальным событиям – состоялась та самая знаменитая «дуэль четверых», когда после противников стреляются секунданты. Шереметьев и Завадовский, Якубович и Грибоедов, еще не написавший «Горе от ума». Первый раунд окончился трагически – Василий Шереметьев был смертельно ранен и спустя несколько дней скончался на руках у своей возлюбленной. Продолжилась дуэль – между Якубовичем и Грибоедовым – только спустя полгода в окрестностях Тифлиса и закончилась она «малой кровью» — Грибоедов был ранен в ладонь, перестал играть на фортепьяно и все больше посвятил себя литературе.

Вообще, последствия этой дуэли до сих пор будоражат пытливые умы… Графа Завадовского изгнали из светского петербургского общества, и он стал заядлым картежником и жуликом. Александр Якубович спустя какое-то время сблизился с Северным обществом декабристов. Именно он был тем командиром Измайловского лейб-гвардии полка, в самый последний момент отказавшимся идти штурмом на Зимний. Александр же Грибоедов отправился в Персию секретарем дипломатической миссии (должность по тем временам право не завидная, но в его положении выбирать не приходилось). Ну а дальше, будет легендарное – «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?»

По иронии судьбы, последним мужем Авдотьи Истоминой впоследствии оказался первый исполнитель роли Скалозуба в «Горе от ума».

 

 

Фанни Эльслер (1810 – 1884)

Тайна семьи Бонапарт

Ей пели гимны Теофиль Готье и Август Бурнонвиль, а зрительный зал во время ее появлений на сцене входил в гипнотическое состояние экстаза. Урожденная Франциска Эльслер, австрийская танцовщица, одна из ярчайших представителей балетной школы XIX века, прима Парижской оперы… Она была страшным сном Марии Тальони. Двух прославленных балерин своего времени часто сравнивали, хотя они были диаметрально противоположны по физике и темпераменту. Мягкая воздушная Мария – королева арабесков, печальная Сильфида, неземное зефирное облако… И страстная, неистовая, ломающая каноны Фанни. На сцене она была язычницей, ее сильные мускулистые ноги будто впивались в пол, а огненная энергетика заполняла зал целиком до самой галерки. Фанни Эльслер рукоплескала Америка, она удостоилась чести быть допущенной на аудиенцию к понтифику Пию IX. Поговаривают, что ей благоволил сам государь Николай Павлович, и что именно по его высочайшему приглашению Фанни приехала в Россию. Ее гастроли прошли с большим успехом, особенно в Москве, разухабистому духу которой была так созвучна искрометная харизматика танцовщицы.

Во время прощального бенефиса она танцевала «Эсмеральду» и, по легенде, в одной из сцен, вместо имени «Феб» она сложила из букв имя «Москва». После спектакля опьяненные танцем поклонники выпрягли из повозки лошадей и самолично довезли приму до дома. Необычный кортеж вызвал гнев и ярость российского государя, и многие участники «перформанса» были вынуждены уйти в отставку с высоких должностей. На тот момент Фанни Эльслер было около сорока лет.

Удивительно, но столь блистательную карьеру и бурную гастрольную деятельность Фанни совмещала и с делами сердечными и даже с рождением детей. У нее был роман с сыном короля Неаполя Фердинанда IV и с видным политическим деятелем Фридрихом фон Генцем… Но главной загадкой до сих пор остается любовная связь между прекрасной танцовщицей и юным Наполеоном II – единственным законнорождённым наследником Наполеона Бонапарта. Враги балерины даже пытались обличить Эльслер, что это именно она была причиной болезни и смерти «Орленка». Но как это часто бывает, интрига лишь подогрела интерес парижской публики к балерине, и на волне общих политических настроений способствовала восхождению на небосклон звезды Фанни Эльслер.

К слову сказать, старшая сестра Франциски – Тереза Эльслер тоже была балерина и тоже была не промах. Она весьма удачно вышла замуж за принца Адальберта Прусского и получила титул баронессы фон Барним.

 

 

Матильда Кшесинская (1872 – 1971)

Соль дома Романовых

Спустя полвека мы возвращаемся в Петербург – он изменился со времен, когда на его сценах порхала черноокая Дуня Истомина, а в салонах витал романтический дух декабризма. Петербург рубежа XIX-XX веков дышит тревогой и неопределенностью, в его недрах зарождается «Серебряный век»… «Время нерешительных мужчин и роковых женщин», как охарактеризовал его в своей книге «Хищницы» Лев Лурье. Книга, кстати, очень занимательная. Но в ее контексте, мне до сих пор не дает покоя, почему главная femme fatale русского балета, а возможно и русской истории, упоминается лишь вскользь. Я так не могу – писать о роковых балеринах и не написать о Мале. Хотя сегодня в свете событий, сопровождающих выход фильма Алексея Учителя «Матильда», о Кшесинской и о ее особой любви к царской крови не читал разве что ленивый. Поэтому давайте оставим за кадром все грани любовного многоугольника и поговорим о Матильде Кшесинской, как о выдающейся личности, о женщине, чья жизнь стала триумфом воли к победе. Да, из-за нее не отреклись от престола, и она не стала той самой первой одной и единственной. Но на осколках любви она построила свою империю, став на долгие годы фактически хозяйкой Мариинского театра. Во время Первой Мировой Войны Матильда Феликсовна активно участвовала в распределении оборонных заказов.

Она составила огромное состояние, ее питерский особняк считается лучшим образцом архитектуры русского модерна, а ее 32 фуэтэ произвели революцию в русском балете. И даже в эмиграции бывшая прима-балерина Мариинского театра в отличии от многих представителей русской аристократии, вела достойное, пусть не такое роскошное как в дореволюционной России, но вполне безбедное существование. Предприимчивой Кшесинской принадлежала вилла на юге Франции, и, по всей видимости, она сумела вывезти какую-то часть капитала. В Париже она открыла собственную балетную студию, среди ее учениц была известная бэби-балерина Татьяна Рябушинская.

В конце концов она все-таки породнилась с царской фамилией, став супругой великого князя Андрея Владимировича, и получила титул великой княгини. И кто бы мог сомневаться, такие женщины как Матильда Кшесинская, всегда добиваются своего и живут до ста лет… Ну, или до 99.

 

 

Клео де Мерод (1875 – 1966)

Прекраснее Эпохи

О красоте Клео де Мерод до сих пор ходят легенды… Достаточно просто взглянуть на ее портреты и фотографии, чтобы убедиться в их достоверности. Точеные линии спины, скульптурные ноги, длинная шея, аккуратный профиль и огромные глаза, похожие на две луны. Роскошные волосы разделены на прямой пробор – иногда распущены, иногда собраны в низкий пучок – как на картинах Уотерхауса. Ее и правда писали – лучшие художники своего времени: Дега, Клее, Болдини, Тулуз-Лотрек… Ярчайшая представительница французской Belle Epoque Клео де Мерод покорила все главные сцены мира – от Нью-Йорка до Петербурга. Ее танцевальная звезда зажглась во всю силу на Всемирной выставке в Париже в 1 900 году, где танцовщица выступила с «камбоджийскими танцами». Но еще до этого она стала Королевой красоты по версии журнала L’Illustrasion и была признана самой красивой женщиной своего времени.

Истинной королеве непременно нужен король. И он появился, самый настоящий, а не иносказательный – бельгийский монарх Леопольд II. Царственный ухажер буквально сходил с ума по юной пассии (Лео был старше Клео на целых 38 лет), преподносил роскошные букеты, приезжал к де Мерод в Париж… И даже подарил своей возлюбленной… метро. Да-да, именно Клео де Мерод французская столица обязана появлением первой ветки метрополитена. Однажды, когда король спросил, какой бы подарок она хотела, Клео вместо бриллиантов и жемчугов пожелала улучшить логистическую инфраструктуру города. К сожалению, ее бесценный вклад не был по достоинству оценен, и за молодой танцовщицей прочно закрепилась репутация фаворитки стареющего короля (хотя сама де Мерод неоднократно отрицала связь с Леопольдом и скромно проживала с матерью в небольшой квартирке).

Скандалы почему-то стали непременными спутниками красавицы еще с момента, когда на Парижском салоне 1896 года Александр Фальгьер представил свою скульптуру «Танцовщица» — у обнаженной грации из белого мрамора было лицо Клео де Мерод… Современники считали, что тело тоже принадлежало ей. Художественная красота Клео не оставила равнодушным и самого Густава Климта – по мотивам этой истории спустя век был снят фильм с Джоном Малковичем в главной роли.

Умерла прекраснейшая женщина эпохи в одиночестве – у нее не было ни семьи, ни детей.

 

 

Айседора Дункан (1877 – 1927)

Танцующая босиком на осколках счастья…

В России ее в первую очередь знают и помнят, как музу, жену и скандальную любовь самого русского из всех поэтов. Хотя по факту Айседора Дункан не была ни главной женщиной в жизни Сергея Есенина, ни первой Прекрасной Дамой его стихов. Есенин влюблялся часто и порывисто, еще чаще чем влюблялся, он писал – Зинаиде Райх, Августе Миклашевской, Софье Толстой, таинственной Шаганэ, Вольфу Эрлиху, Анатолию Мариенгофу…

И тем не менее имена Дункан – Есенин непременно украшают списки великих любовных историй. Просто когда сходятся два гения, по другому быть не может.

Айседора Дункан – античная нимфа, «босоногая гречанка» — произвела настоящую революцию в хореографическом искусстве. С ее именем неразрывно связано возникновение и популяризация свободного танца – новаторской системы хореографии и пластики, апеллирующей к древнегреческим образам, выражающей целостность и свободу внутреннего мира женщины. Танцевала Айседора с раннего детства, по ее собственным словам, она училась грации у волн, танцуя босиком у берега моря. Большое влияние на формирование исполнительского стиля Дункан оказала Лои Фуллер, в труппе которой юная танцовщица состояла до 1902 года. Мировая слава пришла к Дункан практически молниеносно, ее необычный танец и пластика оказались созвучны духу времени, когда все тяготели к чему-то новому и экзотичному. Она покорила Америку, Грецию, Францию, Австрию, Германию, Великобританию, Россию… Судьба была к ней щедра – талант, слава, деньги, обожание толпы, влюбленные поклонники – все, кроме человеческого счастья. Будучи свободной не только творчески, но и чувственно, Айседора не раз любила и увлекалась. Но все истории заканчивались быстро и печально. Ее первая любовь – юноша из школы танцев – женился на другой, польский художник Иван Мероцкий оказался уже женат; малоизвестный актер Оскар Бережи разорвал их помолвку незадолго до свадьбы.

Талантливый режиссер Эдвард Гордон Крэг прожил с Айседорой несколько лет, у них родилась дочь Дирдре Беатрис. Но Крэг в итоге предпочел Айседоре свою другую возлюбленную – скрипачку Элену Фортуну Мео. Отношения с миллионером Парисом Юджином Зингером также не задались, хотя он был безумно влюблен в великую танцовщицу, задаривал ее цветами и подарками… и был безумно ревнив. У них родился сын Патрик. Но в то время Дункан не хотела и не смогла поменять обожание зрителей на тихую семейную жизнь. Счастье материнства Айседоре также было не суждено познать в полной мере – Дирдре и Патрик трагически погибли – автомобиль с детьми скатился в Сену. Ее третий ребенок – от непродолжительной связи с итальянским скульптором Романо Романелли прожил всего несколько часов. После всех трагических событий Айседора Дункан практически полностью сконцентрировалась на искусстве и работе – она продолжает выступать и начинает преподавать. Ломающий каноны хореографический стиль привлек особое внимание лидеров постреволюционной России – по персональному приглашению Луначарского Дункан приезжает в страну и открывает в Москве танцевальную школу, вместе со своими воспитанницами танцует на сцене Большого театра. Именно в России ей суждено было встретить позднюю любовь и первого супруга – того самого поэта Есенина, который для Америки и Европы остался «русским мужем великой Айседоры…»  Их брак продлился два года, еще спустя два года Сергея нашли мертвым в «Англетере». Став фактической наследницей поэта, Айседора Дункан отказалась от всех прав в пользу матери и сестер Есенина.

 

Продолжение следует…