15.02.18

Борис Мясников

Борис Мясников о любви

Мне кажется, что в истории про настоящую любовь очень важный компонент - это Время. Историй много. Хороших историй меньше. Три моих истории как вечернее вино: не изысканный деликатес, но бархатистый аромат, тяжелый от времени, затягивающий в далекие дали Думной Думки. 

Борис Мясников о любви

История первая

Самая душевная и добрая. 

Сидоров Юрий Михайлович и Сидорова Светлана Ивановна.
Послевоенные годы в Пермском холодном хореографическом училище. Юра Сидоров и Света  Губина не могут дождаться весны. Хотят не просто тепла, они сгорают от взаимных чувств. Они жаждут момента закрытия занавеса Выпускного концерта, чтобы невысохшие ещё чернила отметок в дипломе небрежно смазать бланком регистрации брака, в наспех собранном чемодане – верном спутнике веселой молодой жизни.

Прошли годы. Старый добрый чемодан сопит, надутый фотокарточками. Где-то там же пылятся дипломы и свидетельство о  регистрации брака. Почти нет места свидетельствам о рождении двух дочек и дочкиных дипломов….

Вместе с весенним морозцем Светлана Ивановна приносит в балетный зал аромат домашнего уюта. Он пахнет овсяной кашей, которая каждое утро ждёт сонного Юрия Михайловича. Он позже подъедет в училище на двенадцатом трамвае. Который так не любит Светлана Ивановна, предпочитая  дождь и слякоть железному бездушному лязгу старых колодок.

Скрип трамвайных дверей слышен даже в балетном зале. У нас всегда был негласный дежурный, который, высматривая в окно, объявлял о ЕГО прибытии всем остальным, заигравшимся в футбол перемотанной шерстяной гетрой.

Светлана Ивановна уже отпустила наших девчонок, которые уставшие и вспотевшие дрейфуют мимо нашего класса, а мы, провожая их взглядом, надеемся, что в течение нашей экзекуции домашка будет готова для быстрого списывания, прямо как утренняя каша Светланы Ивановны Юрию Михайловичу.

Заходя в зал, как большой вальяжный сачок, объёмным размашистым взмахом, Юрию Михайловичу все-таки успевает захватить эту быструю трепещущую маленькую бабочку Светлану Ивановну, чуть не упорхнувшую от него:
«Светочка! Светунчик! Светик! Ну куда ж ты бежишь?!

За почти пол века, все ещё не привыкнув, краснея от специально переслащенного с подсюсюкиванием голоса, стойко выдержав паузу, отвечает супругу: «Юрий Михайлович! Вы же сами просили на дуэт сегодня подойти, смотреть экзаменационные комбинации! А дома, как Вы, видимо, не заметили, я куру размораживать положила. Или Вы сами себе суп сварите?»

Позже, ближе к вечеру, в стыдливо запотевшем зале, когда все мы оказались бездарными ремесленниками, а все наши девочки сосисками в обмороке, в зал неуверенно заглянула Светлана Ивановна.

— Света!!!! Слава Богу! На Соловьеву свою посмотри! Она у тебя там на уроке тоже спит? Я ей говорю: «Ноги в воздухе собери!». А она не знает даже, где у неё вообще ноги. Я бы ей сказал, откуда они у неё растут!!! Бездарность!!! Свет, давай сюда, покажи как мы тройную делали!!!»

Ремарка к читателю. Речь идёт про так называемую тройную «рыбку». Элемент дуэтного танца. Партнёр выбрасывает партнершу в воздух, подкручивая в нужный момент. Партнерша, поймав момент, группируется, как тонкая тростиночка, и проворачивается горизонтально в воздухе, вокруг своей оси, ДВА раза! Тройной «рыбки» я никогда не видел!

Оставленные ею на рояле очки и остекленевшие взгляды всех нас запечатлели два с половиной оборота. Она как бабочка вспорхнула, даже не сняв высокие каблуки ( постоянные спутники миниатюрных персон), и была, как всегда, поймана никогда не промахивающимся «сачком».

— Вот и Соловьева у тебя такая же! Ноги раньше собирай! Вообще, мы 50 лет назад всегда три делали. Мы умели…

— Юрий Михайлович! Я не грелась. И давай уже списывать на возраст!!!

А к вечеру двенадцатый трамвай, гордо дребезжа, вёз домой Юрия Михайловича и, как верный пёс, тщетно пытался угнаться за летящей Светланой Ивановной. Старый трамвай давно знает, что куриный суп совсем не тот, когда остынет.

 

История вторая

Очень английская. Поэтому похожая на все истории мира, но как всё английское, со своей английской непохожестью.

Он такой высокий. Возвышается над всеми, чуть вздернув точеный нос. Правду говорят, что бывших премьеров Ковент-Гарден не бывает. В 85 так держать осанку. Английскую грацию сразу видно. Да ещё и на неком пьедестале в центре балетного зала. Закруживает нас, как волшебник, длинными манипуляциями длинных кистей рук в своих же магических кружевах вальса. Рональд Хинд ведёт репетицию балета «Весёлая вдова» в своей хореографии.

Эти неизменно строго белые, совершенно нелепые в балетном зале, брюки. Адмиральская чопорность.  Среди океана суетящихся людей. Спокойный властный голос подминает беснующиеся порывы опереточного безумства.
40 танцовщиков, 20 пар, пытаясь угодить «адмиралу», вытуживают — выпрыгивают. Ныряют и выныривают. Ему не угодить.  Он хочет чтобы все красиво «плыли» в вальсе. Чтобы вальс лился и кружился. Английская воспитанность и природная интеллигентность уже не сдерживают недовольство старца-чародея. Напряжение растёт.

Блеснули перстни нетерпеливой руки.  Из черноты зароялья появляется наша покровительница, наша заступница королева Аннетт Пейдж. Единственная особа во вселенной, имеющая власть над чародеем, повелителем волн. В мертвой тишине, она позволяет адмиралу пригласить свою королеву на танец. Волны людей расступаются перед танцем аристократично белых лебедей. Кто-то из танцовщиков пытается поймать секрет грации этой красивой пары. И вот уже все как один, так легко подхватив этот ускользающий ритм, устремляются в это безумие танца. Все как один. Кружева. Всё получилось. Всё, как хотел адмирал.

Где тут сказка? Где тут быль? Королева Аннетт и принц Рональд.
В перерыве между репетициями, у кофе-машины тихонько спорят про Brexit. Он ворчит, что стервятники европейцы многого хотят от его родной Англии при выходе из Евросоюза. Она тихонько вздыхает про разногласия между ее родной Англией и доброй соседкой Ирландией.

На дозволенный комплимент себе от смертных нас, чета поведала свою волшебную историю.

В Королевстве Англия, на сцене Королевского театра он был принцем в балете, а она была принцессой в нем же. Они так и остались принцем и принцессой  вот уже почти  как 60 лет.

И какой же волшебный секрет такой неземной сказочной любви и долголетия? Оказалось, совсем земной реальный бокал, а то и два, хорошего вина вечерком у камина и незаурядное умение послушать друг друга…

 

 

История третья 

Самая короткая. Самая странная. Самая непонятная. И самая понятная. 

Золотые искры. Браслет на тонком запястье мечется сотнями золотых лепестков при каждом взмахе над iPad. Каждый золотой лепесток — это подаренное матерью выгравированное название партии ее дочери в балете. Каждый взмах руки — это новое замечание к балету «Манон». Она подруга вдовы сэра Макмиллана, ей доверяют все права на балет, она знает все тонкости.

Майна Гилгуд ведёт репетицию. Все замечания точны. Всегда вовремя. Весь кордебалет и все солисты под ее взглядом. Ни капли внимания на дисплей iPad. Взор устремлён на танцовщиков. Пальцы автоматически заносят все замечания в память, чтобы быть распечатанными позднее и предстать для всеобщего ознакомления и незамедлительного исправления.

Таков режим работы Майны. Все знают, что 15 минут репетиций с ней — это недели репетиций в нормальном режиме.

Сотни балетов, сотни стран, сотни хореографов. Тонны информации. Английская интеллигентность и индивидуальный подход к каждому. Кажется, что не было плеяды исполнителей  твоей  партии до тебя, кажется, что ты первый и единственный исполнитель. Так всегда. Для неё ты первый. Таким первым, может, был и Барышников до тебя. Но он был такой. А ты другой.
Вчера вечером на «Онегине» в Королевском Английском балете. Сегодня на репетиции «Онегина» в Будапеште. Давай почувствуем разницу. Давай возьмём что- то. Давай оставим своё.

Все в перерыве пьют кофе. Майна в перерыве «заливает» новое балетное видео в iPad.

Я люблю Майну. Она любит меня. Она любит всех своих учеников. И сотни любят ее. Сотни ждут ее. Она в свои 70 несёт любовь в десятки стран. Она живет этой любовью. Настоящей. Неподдельной фанатичной любовью к Балету. Что есть любовь? Остаться в сердце. Она в моем сердце….
Есть и такая любовь. Любовь к искусству.

С Днём Св. Валентина!

Это, кстати, я 🙂

P.S. 

Светлана Ивановна была великолепна на торжествах празднования 80-летия Юрия Михайловича 1 января 2018

Как выяснилось, Аннетт Пэйж скончалась в декабре прошлого года. Но она навсегда останется принцессой в наших сказках.

После мастер-классов в Австралии, Америке и Англии. После консультаций в Будапеште и ряде европейских городов, Майну Гилгуд ждут в Академии Русского Балета им. Вагановой для постановки балета.