22.02.18

Персона

Шекспириана

«Чувств искренних не выразить в словах открыто.

                     Коль ты болтаешь всем о них, то дверь души твоей закрыта», —

                                                                                         Уильям Шекспир.

Этими словами великий драматург будто напророчил, что большое количество его пьес найдет воплощение на балетной сцене, а герои будут лишены слов. Хотя всегда главными в произведениях Шекспира были чувства, а лучше всего их может выразить именно хореографическое искусство.

Надо заметить, что сам драматург с уважением относился к танцу. В его пьесах герои танцуют на балах и карнавалах, кружат хороводы эльфы, ведьмы совершают ритуальные пляски. Первые шекспировские балеты были поставлены по трагедиям: «Антоний и Клеопатра» Жан-Жака Новерра (1761), «Ромео и Джульетта» Эусебио Луцци (1785), «Макбет» Шарля Ле Пика (1785), «Гамлет» Франческо Клерико (1788), «Отелло» Сальваторе Вигано (1818), «Ромео и Джульетта» Винченцо Галеотти (1811). Правда, зачастую эти балеты были далеки от глубины произведений Шекспира. Так, например, Ромео и Джульетта у Галеотти напоминали скорее Амура и Психею, что соответствовало хореографическим тенденциям того времени. Затем долгое время балетмейстеры вообще не брали за основу сюжетов пьесы английского драматурга. Французы считали их грубыми и вульгарными. В Британии поклонялись французским танцовщицам, а драматические театры и вовсе пустовали. Это нарушил Мариус Петипа (как многим все-таки мы ему обязаны!), создав одноактный балет «Сон в летнюю ночь», где использовал увертюру Мендельсона (1876 год). И вот дальше затанцевали и танцуют до сих пор Джульетта, Ромео, Дездемона, Отелло, Гамлет, Офелия, Катарина, Петруччо, Бьянка, Титания… Они любят, ненавидят, страдают и ревнуют, женятся и умирают, — и все это на языке танца.

«Что есть любовь? Безумье от угара,

Игра огнем, ведущая к пожару», —

«Ромео и Джульетта»

Эта пьеса, конечно, стала самой популярной среди балетмейстеров. Если рассказать обо всех постановках, можно написать целую книгу. Благодаря партитурам Гектора Берлиоза и Петра Чайковского началась долгая жизнь на балетной сцене. Одним из первых экспериментов с пьесой была постановка Брониславы Нижинской для дягилевской труппы. В 1926 году зрителю была представлена авангардная постановка, главные партии исполняли Тамара Карсавина и Серж Лифарь. Действие было перенесено в ХХ век, в финале Ромео и Джульетта не умирали, а улетали на аэроплане. Затем в 1942 году Лифарь, став руководителем Парижской Оперы, сочинил балет о враждующих кланах на музыку увертюры-фантазии Чайковского и сам исполнил партию Ромео.

Но самой великой и масштабной музыкальной партитурой по трагедии «Ромео и Джульетта» является, конечно, балет Сергея Прокофьева. Кстати, мало кто знает, что балет на музыку Прокофьева был впервые поставлен в Чехословакии Ваной Псотой (Брно, 1938 год). А в 1940 г на сцене Кировского театра состоялась грандиозная премьера спектакля «Ромео и Джульетта» в хореографии Леонида Лавровского. Это был прорыв в советском балете, открывший эпоху драмбалета. Но постановка вызвала множество споров. Имеет ли право балет воплощать произведения Шекспира? Как можно танцевать под такую музыку? Даже Галина Уланова, которая впоследствии прославилась в роли Джульетты и стала известна всему миру, исполнив эту роль на гастролях, в процессе постановочных репетиций сказала: «нет повести печальнее на свете, чем музыка Прокофьева в балете».

Именно это либретто, партитуру Прокофьева и в целом направление хореографии, заданное Лавровским, впоследствии развили в своих версиях такие мэтры балетного мира, как Фредерик Аштон, Джон Кранко, Кеннет Макмиллан и Джон Ноймайер.

А уже в 1979 году Большой театр показал мрачную и величественную Верону в постановке Юрия Григоровича. В этой хореографии большую роль играли именно кланы Монтекки и Капулетти. А зрители разделились на почитателей балета Лавровского и балета Григоровича. Хотя обе постановки прекрасны и по-своему рассказывают о любви юных Ромео и Джульетты.

Нина Капцова и Артем Овчаренко, «Ромео и Джульетта» Юрия Григоровича

Екатерина Максимова и Владимир Васильев танцевали и в драмбалете Лавровского, и в масштабном спектакле Григоровича, а также неоднократно исполняли дуэт из балета «Ромео и Юлия» Мориса Бежара на музыку Берлиоза.

«Ромео и Юлия» Берлиоз Бежар

Именно с этой постановки начинаются метаморфозы шекспировской пьесы. Действие происходит в современности, да еще и в репетиционном зале, где собралась группа танцовщиков, между которыми вспыхивает ссора, переходящая во всеобщую драку. Из зрительного зала на сцену выходит Балетмейстер и прекращает безобразие. Одновременно с ним из глубины сцены выходят еще двое артистов балета, которых не было раньше. И Балетмейстер вдруг видит в них своих героев – Ромео и Джульетту. Постановка Бежара передает не столько сюжет, сколько дух трагедии Шекспира. В финале балета, призывая к любви, юноши и девушки выступают против войны во всем мире.

А в 1990 году Анжелен Прельжокаж показал свое прочтение партитуры Прокофьева. Хореограф соединил трагедию Уильяма Шекспира и антиутопию Джорджа Оруэлла «1984», в которой главную героиню зовут Джулия, и в условиях тоталитарного общества она не может любить по зову сердца.

В 2003 году Большой театр вновь удивил мир новой версией шекспировской трагедии. На этот раз хореограф Раду Поклитару в соавторстве с режиссером Декланом Доннеланом видоизменил некоторые акценты сюжета, вызвав самое противоречивое мнение публики. Пластика танцовщиков была резкой, графичной и очень современной. А самым страшным и в то же время романтичным стал финал балета — вложив кинжал в руки мертвой Джульетты, Ромео целует ее и одновременно бросается на острие лезвия.

А в этом сезоне труппа Большого станцевала еще одну версию «печальной повести», которую перенес хореограф Алексей Ратманский.

Да, обращение и переосмысление этой истории любви, сочиненной Шекспиром будет всегда притягивать хореографов.

Cцена из балета «Ромео и Джульетта» Алексея Ратманского.

 

«Ревность — чудовище, само себя и зачинающее, и рождающее», —

«Отелло»

Итальянец Сальваторе Вигано серьезно занимался музицированием и композицией, даже написал комическую оперу. Но уехав во Францию, познакомился с Жаном Добервалем и решил встать на путь хореографии. Вигано решил стать балетмейстером, но имел свою точку зрения на это ремесло. Если уж создавать пантомимную драму с танцами, то на серьезной музыкальной и литературной основе. И его творчество абсолютно доказало это. Список только шекспировских балетов впечатляет: «Ромео и Джульетта», «Гамлет», «Сон в летнюю ночь», «Буря», «Макбет», «Отелло». Премьера балета «Отелло», состоявшаяся в 1818 году на сцене Миланского Ла Скала произвела настоящий фурор. Хореограф поставил массовые сцены в центр спектакля. Этот балет современники признавали подлинно шекспировским спектаклем. «Отелло» Вигано был перенесен в другие страны последователями хореографа, но затем забыт.

Следующим, кто обратился к пьесе Шекспира о любви и ревности, был советский танцовщик и балетмейстер Вахтанг Чабукиани. Премьера «Отелло» состоялась в 1957 году в Театре оперы и балета им. Палиашвили в Тбилиси. Балет имел огромный успех. Причем не только хореография, но и музыка композитора Алексея Мачавариани, и художественное оформление Симона Вирсаладзе.

«…композитор Мачавариани превосходно чувствует Шекспира, и его музыка замечательно передает романтичность произведения нашего великого писателя», — английская балерина Берил Грей.

Очень ценный отзыв о спектакле Чабукиани Галины Улановой: «Отелло» — балет необычный, интересный, смелый, он возбудил умы, так всегда бывает с произведением значительным. Балет взволновал и увлек меня многими достоинствами. В нем властно звучит шекспировская тема, у этого спектакля есть душа, свой неповторимый художественный лик».

После тбилисской премьеры Чабукиани перенес балет в Ленинград, а затем в 1960 году был снят фильм-балет «Венецианский мавр». И в театральной премьере, и в кино главную партию исполнил сам постановщик — Вахтанг Чабукиани.

Премьера балета «Павана Мавра» в хореографии Хосе Лимона на музыку английского композитора Генри Пёрселла состоялась в 1949 году. Гениальная хореография на первый взгляд очень проста — предельно абстрактный язык танца завораживает, гипнотизирует, уводит в мир страстей, отчаяния и ревности. У балета есть подзаголовок — «Вариации на тему Отелло». «Павана Мавра» — танец для двух пар, имеющий форму традиционной паваны (медленного танца, в котором исполнители торжественно меняются местами, сходясь и расходясь, иногда берясь за руки и сдержанно общаясь друг с другом). В спектакле Лимона, не нарушая «придворного» ритуала, разыгрываются перипетии трагедии Шекспира. «Павана мавра» вошла в репертуар мировых балетных театров: Американский театр балета, Королевский Датский балет, Балет Джоффри. В Россию этот спектакль перенесла Наталья Рыженко в 1984 году в театр Ленинградской консерватории, а затем он был снят как фильм-балет. В российской «Паване мавра» были превосходные исполнители — Никита Долгушин, Елена Евтеева, Марат Даукаев и Габриэла Комлева. А финальный па де катр до сих пор признан шедевром хореографического искусства.

«Я пытаюсь создавать постановки, в которых переплетались бы личная трагедия человека и величие его духа. Мне хочется копнуть глубже, проникнуть под гладкую поверхность пустого формализма и демонстраций технического мастерства, исследовать сущность, характер личности, который проявляется порой в мощном, грубой красоты жесте…. Я обращаюсь за наставлениями к художникам, которые являют мне человеческую страсть, олицетворяют непревзойденную творческую дисциплину и безупречность формы: к Баху, Микеланджело, Шекспиру, Гойе», — балетмейстер Хосе Лимон.

Одной из выдающихся интерпретаций «Отелло» Уильяма Шекспира является постановка Джона Ноймайера, премьера которой состоялась в Гамбурге в 1985 году. Балет поставлен на музыку Альфреда Шнитке, Арво Пярта, Нана Васкончелос и неизвестных композиторов эпохи Ренессанса. Такие масштабные балеты Ноймайера в очередной раз показывают, что хореограф не случайно имеет еще и университетское образование в области театроведения и английской литературы. Сюжет «Отелло» развивается как бы в разных временных измерениях, соединяя различные эпохи и стили, средневековье и современность, христианский ритуал XVI века и сегодняшний мир военных гарнизонов.

«Если спектакль сохраняется в театре лишь как музейный экспонат, не вступая в диалог с сегодняшним днем, он теряет для меня свою художественную ценность, перестает быть живой классикой, которая способна достучаться до тебя в любое время», — Джон Ноймайер.

Лирическим звучанием наполнены дуэты Отелло и Дездемоны. Им контрастирует грубость и телесность танца Эмилии и Яго. В «Отелло» Джона Ноймайера любовь — это самое хрупкое, что есть в человеческой жизни, но одновременно и самое главное. Союз Отелло и Дездемоны оказывается не способным противостоять современным разрушительным силам зла. В финале спектакля Ноймайера, который возводится критиками к шедеврам хореографии, Отелло вслед за мертвой возлюбленной уходит из жизни.

Дуэт Отелло и Дездемоны, постановка Джона Ноймайера

 

 

«Когда любовь нельзя излить, легко ей и зачахнуть», —

«Антоний и Клеопатра»

В 1968 году в Малом театре оперы и балета в Ленинграде состоялась премьера балета по мотивам трагедии Шекспира «Антоний и Клеопатра» на музыку композитора Эдуарда Лазарева. Любовь больших исторических личностей заинтересовала советского хореографа Игоря Чернышева. Самое интересное, что такой сложный литературный материал балетмейстер выбрал для своего первого балета!

«Трехактный спектакль, — отмечала известный историк балета Вера Красовская, — отступал от пьесы Шекспира в границах, дозволенных балетным воплощением литературной классики. Сохранялись основные события, ведущие персонажи. По ходу действия чередовались массовые сцены, диалоги и монологи солистов. Но сразу же определилась некая напряженность, даже стесненность образной системы, стянутой в круг внутреннего мира Клеопатры. Мир ее был трагически непроницаем, жестоко неконтактен и поглощал честолюбивые порывы Антония».

Затем, в 1977 году был снят фильм-балет «Антоний и Клеопатра». Главные партии в хореографии Чернышева исполнили Алла Осипенко и Джон Марковский. В их прочтении балет зазвучал особенно глубоко. Весь фильм проходит на фоне Египетских пирамид, фресок и наскальных рисунков, а черно-белая пленка лишь подчеркивает трагизм положения главных героев. Получилось поэтически-хореографическое произведение, в котором органично сочетаются тексты из трагедии, прочитанные Еленой Черновой и Юрием Родионовым, с современной хореографией Игоря Чернышева.

 

 

                                                      

«Любовь, пусть даже в тягость нам она,

Мы с благодарным чувством принимаем», —

«Макбет»

Конечно, «Макбет» английского драматурга меньше о любви, чем о необузданной жажде власти. Хотя ради своего мужа Леди Макбет идет на смертный грех — совершает убийство. Несмотря на сложный сюжет и множество действующих лиц, эта пьеса всегда была востребована среди хореографов. В далеком 1785 году «Макбет» поставил балетмейстер Шарль Ле Пик, в XIX веке было несколько хореографических версий на разную музыку. А в ХХ столетии первой была постановка балетмейстера Пистони с названием «Макбеты» в 1969 году в Милане.

Но в жизни произошла трагическая история любви, связанная с воплощением пьесы Шекспира на балетной сцене. В 1980 году Владимир Васильев поставил балет «Макбет» на музыку композитора Кирилла Молчанова, который написал свой единственный балет для возлюбленной — балерины Нины Тимофеевой. Исполнение роли Леди Макбет стало одной из творческих вершин артистки. Любовь композитора и балерины была поздней, из разряда запретных в СССР. Но это была настоящая любовь. На одном из спектаклей в середине первого действия Молчанову стало плохо. В антракте Тимофеевой сказали правду, что ее муж скончался прямо в ложе зрительного зала. Хотели вызвать замену, хотя на самом деле не было второго исполнителя этой партии. Но Нина Тимофеева довела спектакль сама до конца. Публика ничего не заметила. Балерина не могла поступить по-другому: этот балет был подарен ей в знак любви.

«Она была вся соткана из нервов, но дотанцевала до конца», — рассказывал Владимир Васильев.

 

 

«У всех влюблённых, как у сумасшедших,

Кипят мозги: воображенье их

Всегда сильней холодного рассудка», —

«Сон в летнюю ночь»

Хорошо, что Уильям Шекспир писал не только трагедии. И среди балетмейстеров его комедии вызывали и вызывают не меньший интерес.

Пьесу «Сон в летнюю ночь» ставили хореографы Рисли (1846 год) и Казати (1855 год). Затем за комедию Шекспира взялся сам Мариус Петипа, поставив одноименный балет в 1876 году на музыку Феликса Мендельсона. В этой хореографии в роли одного из эльфов выходил на сцену маленький Георгий Баланчивадзе. Впоследствии, став Джорджем Баланчиным, хореограф показал свой «Сон в летнюю ночь», возможно, отдав должное великому Петипа. Премьера состоялась в 1962 году. Критики отмечали отличие постановки от предыдущих работ Баланчина, предпочитавшего одноактные бессюжетные балеты. Спектакль очень красив. Эта версия запечатлена в фильме-балете, а также уже в наше время перенесена на сцену Мариинского театра.

В 1964 Фредерик Аштон поставил наивный, безмятежный и очень красивый балет по мотивам комедии Шекспира, назвав его просто «Сон».

Полной противоположностью этой постановки стала версия Джона Ноймайера. Премьера его балета состоялась в 1977 году. Знаток Фрейда, Ноймайер показал в своем балете более скрытый смысл пьесы Шекспира. Хореограф добавил к партитуре Мендельсона музыку Лигетти, одел танцовщиков в костюмы словно внеземных цивилизаций, созданных Юргеном Розе. Это все великолепно передало волшебные мистификации «Сна». Реальный и фантастический миры живут бок о бок, и Ноймайер показывает это, поручая одним и тем же исполнителям роли в этих обоих мирах. Каждый герой проживает двойную жизнь, являясь в разных обличиях и меняя свой пластический образ.

«Академическая классика «реальных» персонажей и изощренная пластика персонажей фантастических, словно два разных языка, обладали каждая своей поэтической условностью и, сталкиваясь, вступали между собой в причудливые сочетания», — Вера Красовская.

Постановка Ноймайера обошла сцены многих стран мира и совершенно не устарела, судя по тому, как любят этот балет и артисты, и зрители. В 2004 году эта версия балета «Сон в летнюю ночь» была перенесена в Большой театр. И премьеру танцевал поистине звездный состав — Светлана Захарова, Николай Цискаридзе, Мария Александрова, Иван Урбан, Нина Капцова и Владимир Непорожний.

«Сон в летнюю ночь», постановка Джона Ноймайера

 

«Строптивость женщин хуже ада»,

«Укрощение строптивой»

Эту пьесу Шекспира воплощали на балетной сцене многие хореографы. Но признанным шедевром стал балет «Укрощение строптивой» на музыку Скарлатти в аранжировке Штольце в постановке Джона Кранко. Премьера состоялась в Штутгарте в 1969 году.

Лаконичная драматургия и блестящая хореография переносят на сцену озорной дух комедии. Кранко раскрыл все комическое в характерах и поведении героев и наделил их танцевальным «красноречием». «Укрощение строптивой» ставилось Кранко с расчетом на своих великолепных солистов, удачно сочетающих танцевальное и актерское мастерство: Хайнц Клаус, Эгон Мадсен, будущий знаменитый хореограф Джон Ноймайер, Ричард Крэган и, конечно, Марсия Хайде. Кранко признавался, что лучшее из его хореографии — дуэты героев «Укрощения». Критика писала, что танцы полны «русской акробатики»: высокими прыжками, эффектными поддержками. Сам Кранко говорил о создании этого балета: «Бриллиант бесцветен, однако он отражает свет, и, когда смотришь на него, видишь игру красных, синих, зеленых и желтых искр. Хореографический образ должен быть подобен бриллианту…»

Балет «Укрощение строптивой» в постановке Кранко ставился на многих сценах мира. В 1996 году Джейн Борн воссоздала его на сцене Большого театра. Наблюдалась смена поколений, молодые рвались в бой. В роли Петруччо блеснул Александр Ветров в паре с Катариной — Марианной Рыжкиной. И спустя почти 20 лет артистам Большого снова выпала удача станцевать комедийный балет по пьесе Шекспира. Только в другой хореографии и на другую музыку. Француз Жан-Кристоф Майо выбрал музыку Дмитрия Шостаковича, собрав в один спектакль разные сочинения композитора. В этом спектакле прослеживается линия поиска — каждый герой ищет свою половинку и, обретя ее, становится по-настоящему счастливым. Образуются пары: лирические Бьянка и Люченцио, гротесковые Гортензио и вдова, Гремио и экономка. И, конечно, Петруччо и Катарина, в которых на самом деле больше сходств, чем различий. «Укрощение строптивой» Майо раскрыло новые грани современных солистов Большого. Владислав Лантратов, Екатерина Крысанова, Денис Савин, Ольга Смирнова, Анна Тихомирова, Артем Овчаренко, Анастасия Сташкевич. Как писала критика, «они и без того звезды, но новые роли выводят их на новый уровень». Интересно, что артисты Большого 20 лет назад и сейчас раскрыли свои дарования через балет конфликтный, комический, иногда даже агрессивный.

Как же много пьес Уильяма Шекспира нашли воплощение на балетной сцене. «Двенадцатая ночь» в хореографии Энтони Тюдора, Эндри Ховарда, Бориса Эйфмана. Владимир Бурмейстер поставил большой балет «Виндзорские насмешницы», очень точно соответствовавший комедии. Француженка Вера Боккадоро ставила в Большом театре балет «Любовью за любовь» на музыку Тихона Хренникова по мотивам пьесы Шекспира «Много шума из ничего», на котором выросло не одно поколение артистов главного театра страны.

Пьесу Шекспира «Буря» воплощали Коралли и Тальони. Стоит отметить одноименный балет Рудольфа Нуреева, поставленный им в Париже в 1984 году. А в нашей стране в 1988 году вышел фильм-балет «Шекспириана», в основу которого легли сюжеты трагедий Шекспира «Отелло», «Гамлет» и «Ромео и Джульетта». По мотивам сонетов английского драматурга поставлены балеты «Этот сладостный гром» (балетмейстер Пьер Лакотт) и «Образы любви» (балетмейстер Кеннет Макмиллан).

Все эти многочисленные постановки говорят лишь о том, что Уильям Шекспир неисчерпаем, а мысли и чувства людей, особенно любовь, будут всегда востребованы на балетной сцене.

Екатерина Крысанова и Владислав Лантратов, постановка Жан-Кристофа Майо

 

Автор Вероника Варновская