24.01.19

Персона

Ана Лагуна о Матсе Эке

Провожать год Мариуса Петипа в Петербург приехали труппы и звезды со всего мира. В их числе была и Ана Лагуна, муза и жена выдающегося хореографа конца XX века Матса Эка. Шведская танцовщица привезла на гала-концерт фестиваля «Дягилев P.S.» фрагмент из балета «Спящая красавица», поставленного супругом в 1996 году. Мы публикуем отрывки public talk с Аной Лагуной, который проводила исследователь современного танца Вита Хлопова. 

© Sören Vilks

 

О знакомстве с современным балетом

Я с детства занималась классическим балетом. Среди моих наставников были Мария Алеруа в Сарагосе и педагоги Вагановского училища. В 18 лет попала в Мадрид, и как раз в тот момент в город приехала труппа Биргит Кульберг, которая меня очень сильно потрясла. Вы знаете, в 60-х гг. не было ни интернета, ни видеозаписей. Максимум, на что мы могли рассчитывать в смысле кругозора, это гастроли, например, Кировского (ныне Мариинского) театра. Но все было классикой. Поэтому выступление труппы Биргит стало для меня настоящим откровением, ведь они говорили совершенно другим, новым для всех нас языком, драматичным и очень выразительным. Конечно, традиционный балет тоже очень выразительный, но это совершенно другое выражение, а танцовщики Кульберг продемонстрировали иное высказывание, и мне захотелось себя в нем попробовать. Я собралась с духом, попросилась к ним на репетицию, потом у меня был просмотр, и в конце концов меня приняли в компанию. Так я оказалась в Стокгольме. 

 

Об экзерсисах

Когда тебе 63 года, появляются некоторые ограничения, и очень важно их принимать в себе и пытаться через них открыть новые возможности. Сейчас каждое утро я пытаюсь выбрать упражнения, подходящие мне по самочувствию: если у меня болит колено, спина или бедро, то я выбираю ту разминку, которая мне удобна сегодня. Думаю, что я уже никогда не смогу сесть на шпагат, иначе меня просто увезут на скорой помощи в этот же момент. Матс Эк каждое утро делает экзерсис, но в основном занимается верхней частью тела и осанкой.

 

О балете «Жизель» Матса Эка

До своего прихода в труппу Кульберг Матс работал в Дюссельдорфе. Там в основном ставили классические балеты, и он был хорошо с ними знаком. Несмотря на то, что тогда они не были ему близки, все эти сюжеты никогда не выходили из его головы. Кроме того, Матс проходил службу в психиатрической лечебнице, где столкнулся с историями разных женщин, переживших предательство. Тогда перед ним открылась вся та боль и сила, которая от них требовалась для преодоления себя. Наверное, этот эпизод очень повлиял на него в эмоциональном и ментальном плане, вдохновив его на создание своей интерпретации классического спектакля. Когда люди шли на «Жизель», возможно, они ожидали пуанты и принцессу, но вместо этого увидели нечто совсем иное — постановку, где было очень много движения, энергетики и много страсти. Тем не менее все, что мы делаем — и тогда, и сейчас — рассказывает о любви, о том, что это такое и как ее понимать. 

 

© Михаил Логвинов

 

О музыке

Во время поиска Матс Эк всегда ориентируется на музыку, и ему очень важна конкретная запись произведения. Например, когда мы ставили «Жизель», то подобрали определенное исполнение. Если бы балет показывали под живой оркестр, то постановка не выглядела бы так удачно. Были очень важны  определенные моменты, поэтому была подготовлена запись с акцентом на них. Музыка очень вдохновляет Матса и дает развитие его произведениям. Когда я сама репетирую, тоже стараюсь максимально проникнуться музыкой, потому что танец идет именно от нее. 

 

О постановочном процессе

Матс Эк всегда объясняет концепцию постановки труппе вместе со сценографом. Обычно работа длится около двух месяцев. Бывает, что какие-то решения возникают по ходу работы, случается, он злится на артистов (улыбается), зачастую его озаряют новые идеи, но всегда процесс сопровождает взаимообмен хореографа и танцовщика.

 

О работе с артистами Большого театра

На сцену Большого театра Матс Эк переносил свой спектакль «Квартира», поставленный для Парижской национальной оперы, поэтому тогда не было постановочного процесса как такового. Работу в Москве можно было сравнить с изучением языка. Скажем, если я сейчас задамся целью начать говорить по-русски, то сначала мне нужно будет освоить алфавит, потом я смогу строить какие-то фразы, предложения, выражать мысли. То же самое ждало и артистов: они должны были постепенно овладеть алфавитом танца и научиться говорить на языке Матса Эка. 

© Dave Morgan

 

Текст Ольга Угарова

 

Благодарим Фестиваль «Дягилев P.S.» за поддержку в создании материала.

 

Читать похожие материалы